- Послушай, Лёня, может это, ну его нафиг? - Изя заглядывал в лицо заискивающе и снизу.

  • Мне не идет? - спросила я высокомерно.
  • Выглядишь потрясающе! Не знал бы, никогда не догадался, ей-богу! - толстяк приложил обе красные лапки к мятой сорочке на груди. Уголки воротника были измочалены до полного бесчувствия. - Но я как-то переживаю...
  • Не плачь, Г ерш! Не съедят же нас, - я засмеялась, - подавятся по-любому.

Утро этой пятницы экстрима не обещало. Как и приличной погоды. Порадовало нежным солнышком в шесть утра на общей пробежке и увяло. К завтраку заныл мелкий дождь. Эспо поистине королевской небрежности жестом отпустил меня на все четыре стороны учиться. Сам тщательно оделся и скрылся в неизвестном направлении.

Школьная сеть рассказала, что математику за обоих братьев я успешно закрыла на оценку «удовлетворительно». Это была их особая просьба и далась мне с великим трудом: четыре пятых времени теста я усиленно стратеговала, расставляя ошибки в логическом порядке. Пустые квадраты граф «Общего курса культуры» напротив моей фамилии никакое чудо не отменило. Мадам Бланш готовила обещанную расправу в надвигающуюся субботу. Зато летные мои дела выглядели блестяще! Зачетно, без дураков. Я долго любовалась, наслаждаясь, золотой звездочкой от самого бригадира. Единственной для всей Школы! я - супер! Убрала планшет в рюкзак и отправилась библиотеку. Там, согласно объявлению, ожидалась сходка таких же, как я, культурно-этических бедолаг.

Обед украсился неприятным сюрпризом: вернулся барон. Притащил зачем-то свою безупречную задницу в столовую, словно его в баронском замке плохо кормят,и принимал

поздравления и рукопожатия от друзей-курсантов. Иван и Эспо повыскакивали с мест, хлопали гулко Кей-Мерера по плечам. Я не стала даже кивать. Зачем? В густой и разношерстной толпе встречающих сиятельного аристократа никто и ничего не замечал все равно. Три комэска и рыжие близнецы сдвинули вместе столы, как когда-то. Я обнаружила себя сидящей ровно по центру.

Словно по мановению волшебной палочки, на столешнице образовалась бутылка ледяного белого вина. Сухой мартини - любимое пойло командира пограничников. Загорелая рука Эспозито с золотой печаткой на мизинце стала разливать иноземный коктейль по стаканам. Шесть штук.

  • Здравствуй, Петров, - глуховатый голос возник напротив. Принес свой позабытый запах. Улыбается.
  • Зрассти, - промямлила я. Поглядела по очереди сначала в окно, потом в стену, потом на левое ухо вновь прибывшего. Так он когда-то смотрел на мое.
  • С возвращением! - поднял тост мой нынешний комэск.

Остальные шумно поддержали, стукаясь плоским звуком

граненных стаканов. Я не доверяю мартини-драй, слишком чувственно для меня. И дорого. Привыкну еще! Не участвовала в приветственных возлияниях, помалкивала. Через пару минут собрала свои тарелки и ушла за стол Кацмана.

Изя, как всегда, не нуждаясь в чужих вопросах, просветил: на родного деда Кей-Мерера,того самого, что обожал фоткаться на фоне отрубленных голов, было совершено покушение. Барон-внук носился в Столицу, помогал там в расследовании этого грубого межгалактического инцидента. Никого в итоге не поймали, все повесили на хомо верус. Кто бы сомневался!

  • Короче, переговоры, которые вел Отто Кей-Мерер, зашли в непролазный тупик. Градус отношений Межгалактического Союза, Великой Империи и репарационных территорий упал до нулевой отметки. Еще пара подобных историй и перевалит в отрицательную часть термометра, - Кацман улыбнулся неожиданно грустно.