ПРАВО СИЛЬНОГО

Кто сильней - того и тапки!

Закон жизни

Трактир можно было охарактеризовать всего в двух словах - полный отстой. Как, впрочем, и городишко, в котором я оказалась к вечеру следующего дня.

Никакого сравнения с тем местом, до которого меня довез Эгор! Там было уютно и чисто, здесь же, похоже, даже не знали о существовании метлы, тряпки и воды. Я сидела на никогда не скобленой лавке и мрачно размешивала в тарелке неаппетитного вида массу. Вроде бы это был овощной суп.

По крайней мере, именно его я заказывала... А вот попробовать уже минут десять не решалась, пытаясь на вид определить ингредиенты. Чего в таких местах категорически делать нельзя, дабы не помереть голодной смертью перед тарелкой с... гм... едой.

Жуткого вида свечи, наспех воткнутые в соответствующие подсвечники, нещадно коптили, распространяя приторный, удушливый аромат, что тоже не способствовало вкушению пищи. Несмотря ни на что, трактир был полон жаждущими и страждущими выпить да закусить. Я выловила ложкой нечто, напоминающее хорошо уваренную жирную муху, и решительно отодвинула от себя тарелку. Ничего, устрою разгрузочный день - не повредит.

Неподалеку, за точно таким же заляпанным жиром и воском столом, сидела довольно неприятная парочка. Эдакие шкафы с распахнутыми дверками и упреждающей надписью над ними: «Не подходи - убьет!» Вот они-то, в отличие от меня, потерей аппетита не страдали, за обе щеки уписывая нечто, весьма отдаленно и при наличии некоторого воображения похожее на котлеты. В противоположном углу, где собралась шумная компания, громко распевали частушки - не совсем приличные, зато веселые. Сначала незатейливые куплеты выводил один голос, потом к нему присоединились все желающие - а таковых нашлось немало. Что ж, веселье продолжается... а мне пора спать. Надеюсь, в сем дивном заведении хотя бы клопов нет. Насчет мышей я не обольщалась - они вольготно бегали по полу в надежде чем-нибудь поживиться.

Встав из-за стола, я уже хотела протиснуться к выходу, когда движение напротив привлекло мое внимание. Возле типов с откровенно бандитской наружностью униженно мял в руках шапку мужичок. В общем гаме я не смогла разобрать того, что он им говорил, однако ответные ухмылки амбалов мне не понравились. Неторопливо встав, они цапнули мужичка под локти и поволокли к выходу.

Я затравленно огляделась. И обнаружила, что если кто и заметил произошедшее, то его это нимало не тронуло.

Нездоровое любопытство вновь сыграло со мной злую шутку, и я, тяжело вздохнув, поплелась за своими заочными знакомыми.

Задушевная беседа мужичка и шкафоподобных разбойников велась у приоткрытых ворот. Заключалась она в методичном избиении первого последними, причем ногами.

Притаившись за крыльцом, я нашарила увесистый булыжник и швырнула в направлении «трудящихся» - на кого Создатель пошлет. Один из разбойничков коротко охнул, заваливаясь на спину. Другой не заметил потери в дружном сплоченном коллективе, увлекшись интереснейшим занятием. Что ж, я не жадная, да и булыжников на три десятка таких, как он, хватит... Дождавшись гулкого соприкосновения тела с землей, я подбежала к несчастному «собеседнику». Тот лежал, притянув ноги к животу и прикрыв лицо руками, и сдавленно стонал.

  • Вставай, живо! - при беглом осмотре не обнаружив переломов, попыталась поднять избитого за шиворот я. Тот наконец отнял ладони от лица, испуганно и удивленно воззрился на меня.
  • Идти сможешь? Думай быстрее, а то твои «друзья» с минуты на минуту очнутся! - тормошила я его.
  • Смогу, - запинаясь, прохрипел мужчина.
  • Вот и славненько, вот и чудненько, - проговорила я, подставляя неуверенно поднявшемуся несчастному плечо.

Ох-х... Тяжела ты, доля женская! Шатаясь и спотыкаясь на каждом шагу, мы выскользнули из ворот трактира и широким зигзагом направились вниз по темной улице.

Не помню, сколько мы прошагали таким образом и во сколько переулков свернули, прежде чем я рухнула в сладко пахнущую ночью траву. Сверху спланировал избитый. Спихнув его с себя, я перевернулась на спину, жадно хватая ртом воздух.

  • Эй... ты как? - окликнула я мужчину, настороженная въедливой тишиной. Мой собственный голос прозвучал отрывисто и хрипло, словно воронье карканье.
  • Жив, - протяжно выдохнули рядом. - Спасибо, малец... Всю душу проклятущие вытрясли б, кабы не ты!..
  • Вообще-то... - хмыкнула было я, но потом махнула на все рукой. Худая, с короткими волосами да в мужской одежде - так стоит ли удивляться, что за мальчишку принимают?

Оно и к лучшему - проблем меньше. - Чего уж там. Тебе сейчас из города уходить нужно. За что они тебя?

Мужчина вздохнул, завозился. С трудом встал, то и дело охая и сдавленно шипя.

  • Деньги свои же вернуть хотел, - тихо признался он. А я наконец его разглядела. Ха, тоже мне мужчина - почти мой ровесник, и выглядит забавно - торчащие ушки, взлохмаченные вьющиеся светлые волосы, премилые веснушки на носу. - Я в соседнем городе живу, в Метинове. Эти проклятые... почти соседи мои... еще на пути сюда... Я их накормил, а когда уснул, они с моими деньгами да лошадкой испарились!

Эх, душа доверчивая! Хорошо еще, самого не прикопали... Впрочем, именно эту ошибку они и попытались исправить.

  • От городских ворот подвода торговая отправляется, - припомнила я, тоже садясь на траве. Дыхание вроде бы выровнялось, только в левом боку до сих пор нещадно кололо. - Так вот, сейчас я доведу тебя до ворот, уедешь с ними!
  • А деньги? - заикнулся было парень.
  • Что ж, вернись за ними, - спокойно предложила я. - Может, первый раз они тебя просто так побили, не признали... Авось со второй попытки повезет! А если нет... есть кому за твои похороны заплатить?

Чудак сразу сник и погрустнел.

  • Г лупость ляпнул, - покаянно произнес он.
  • Ладно, - вздохнула я, - идти-то сам можешь?

Проплутав по темным улочкам с полчаса, мы вышли к распахнутым во всю ширь городским воротам, из которых уже выезжали первые груженые телеги. Рядом на статных лошадях гарцевали двое мужчин со столь самоуверенным выражением на лицах, что за версту понятно было - боевые маги. С такими нестрашно ночью в путь отправиться, и от разбойников, и от нечисти оградят. Даже жаль стало, что мне с обозом не по пути... Я скоренько нашла возницу последней телеги и, наплетя с три короба что-то о больном дядюшке в соседнем городишке и о необходимости доставить туда моего брата, уговорила- таки его взять с собой скромно мнущегося в сторонке беднягу.

  • Ну вот, - довольно протянула я, когда мой подопечный взгромоздился на телегу. - Приятного путешествия!
  • Эй, малец! - окликнул меня он. - Даже не знаю, как тебя благодарить-то...
  • Не называть мальцом, - не выдержав, фыркнула я.
  • А как? - потерянно уставились на меня.
  • Ярославой меня зовут, - сообщила я и, полюбовавшись его вытянувшимся лицом, отправилась обратно в трактир - спать.

Ведь кое-кто на телеге с комфортом поедет, а кое-кому завтра целый день собственными ножками топать придется...

* * *

Клопов не было. Или я просто их не заметила из-за крайней усталости. Едва добравшись до своей комнатушки, в потемках сшибая колени об углы и выступы, я как подкошенная рухнула на жесткую постель и уснула.

А проснулась от чего-то яркого, бившего прямиком в глаза. Солнце уже встало, решила я, жмурясь и пытаясь прикрыть глаза рукой. Именно что пытаясь. И весьма безуспешно, словно кто-то крепко-накрепко держал мою руку. И вторую, кстати, тоже. И потом, какое, к лешему, солнце, когда я еще вечером, до ужина, плотно закрыла ставни?!

И вот тут я проснулась окончательно. Свет исходил от маленького масляного светильника, стоящего на колченогом столике. И в этом извивающемся, неровном свете две внушительные фигуры в ногах кровати казались сошедшими с карикатурных лубочных картинок.

  • Доброе... э... утречко! - севшим голосом пробормотала я, ощущая, как за шиворот хлынули мурашки. - Позвольте полюбопытствовать, какого лешего вы делаете в моей комнате в столь поздний... тьфу, ранний час?!

Верзилы переглянулись, неодобрительно морща твердокаменные лбы.

  • А ты шибко не умничай, щенок, - прохрипел левый. - И без тебя башка раскалывается...
  • В детстве с печки уронили? - сочувственно-понимающим тоном осведомилась я.
  • Заткнись, - негромко бросил правый. И от его спокойного, в общем-то, тона коленки затряслись, а в животе стало холодно и противно. - Думаешь, с нами можно безнаказанно шутить?
  • Что вы, как можно! Я вас вообще второй раз в жизни вижу! - как можно дружелюбнее улыбнулась я, незаметно вытаскивая руки из скрученных петлей простыней.
  • Со вторым разом все ясно, - ухмыльнулся правый, - поговорим о первом! Тебя кто лезть просил, гаденыш?
  • А обзываться-то зачем? - обиделась я. Руки, хоть и с трудом, были свободны. Дождаться момента - и вон отсюда, от этих... господ хороших.
  • Да затем. Где Г аргот?! - рявкнул правый, до хруста сжав спинку кровати. Хрустнуло, я так поняла, несчастное дерево, отнюдь не суставы...
  • Кто?! - потрясенным шепотом переспросила я. - Не знаю такого!
  • В героя решил поиграть, щенок? - удивился правый. - А знаешь, какой смертью они помирают, герои-то?
  • Знамо дело какой - геройской, - огрызнулась я, прокручивая в голове варианты побега.
  • Ух ты, умненький какой! - умилился левый. Ему бы еще накрахмаленный платочек к глазам приложить для вящего эффекта...
  • Был бы умным, не изображал бы героя былин на допросе, - нехорошо осклабился правый. - Ибо допрос мы ему устроим, заодно и степень героизма выясним! Каждому герою - смерть по заслугам, да?

У меня отнялись ноги. От страха. Вот влипла! И, как обычно, винить в этом некого. Кроме себя, любимой.

  • Так где Г аргот? - вкрадчивым тоном поинтересовался правый. - Тот самый, что ты у нас из-под носа увел!
  • А, тот самый?! - изобразила из себя дурочку... вернее, дурачка я. - Так бы сразу и сказали! А я-то думаю...
  • Где он?! - рыкнул левый.
  • Дома, - невинно хлопнув глазами, заявила я. - В Метинове. И, возможно, уже в городской управе! С жалобой на господ-соседей, что за городскими стенами разбойничками оборачиваются...
  • Ах ты... - левый выщерил зубы в жутком оскале, замахиваясь пудовым кулачком.
  • Стой, - поморщился правый. - Так, значит, говорить не будешь?
  • А я уже все сказал, - буркнула я.
  • А последнее слово? - прищурился он.
  • Чтоб вы провалились, и желательно - в выгребную яму, - с чувством проронила я, понимая, что терять уже нечего.
  • Действуй, Мак, - скучающе бросил правый.
  • Наконец-то! Утомили меня ваши беседы заумные, Инор! - осклабился левый разбойничек, с гаденькой улыбочкой на тонких губах шагая ко мне.

Я внутренне подобралась, ожидая чего угодно. И потому удар мощного кулака пришелся в подушку, а по лицу. Мои поджатые ноги въехали нападавшему в живот, заставив того задохнуться от неожиданности и дав мне несколько драгоценных мгновений - путь от кровати до окна.

- Держи щенка, увалень!

Вопль Инора застиг меня на подоконнике. Я рывком распахнула ставни и, не задумываясь, спрыгнула в предрассветный мрак.

Я неслась по погруженным в серые сумерки улицам, взглядом ища открытые ворота. Увы и ах! Местные жители предпочитали закрываться на ночь, и закрываться добротно.