На мираж это не походило, нечистью и не пахло - руку могу дать на отсечение, этому меня росса первым делом научила.

Ругаясь и поминутно оступаясь, отплевываясь от летящего в лицо зло жалящего снега, я добралась до места, на котором потеряла из виду неизвестного. Наклонилась ближе к снегу, не удержавшись, упала на колени - и поняла, почему не смогла догнать его. Глубоко вмяв снег, убегала вдаль широкая лыжня.

Я кое-как встала, потерла отмерзшие ладони, полюбовалась на усиливающуюся метель и, трезво оценив свои силы и возможности, повернула к дому.

В избушку я завалилась, с ног до головы занесенная снегом, замерзшая и злая до невозможности. Элеве только руками всплеснула, узрев мой столь плачевный вид, живо стянула с моих негнугцихся конечностей одежду, растерла какой-то вонючей гадостью,

игнорируя невнятные протесты, и, завернув в теплое одеяло, чуть ли не насильно влила в меня жутко горькую настойку на семи травах. Только после этого я наконец-то смогла свободно вздохнуть и вкратце обрисовать Элеве ситуацию.

  • Странно, - задумчиво протянула она, присаживаясь на лавку рядом со мной. - Я никого не почувствовала...
  • Значит, он не захотел, чтобы ты его почувствовала, - шмыгнув носом, предположила я.
  • Тогда сложно представить, насколько сильной магией он владеет. Скрыть свое присутствие от росса теоретически может только росс.
  • И я могу? - поинтересовалась я, окончательно оттаивая в домашнем тепле.
  • Можешь. Только не доросла еще, - усмехнулась Элеве. Но от меня не укрылся огонек тревоги в ее глазах. - Ярослава... а тебе не показалось?

Я обиженно фыркнула и демонстративно отвернулась к стене.

  • Ладно, извини, - примирительно проговорила Элеве. - Просто я... растерялась.

От удивления я забыла о нанесенном оскорблении и вновь повернулась к девушке. Она сидела, такая хрупкая и маленькая, и в самом деле выглядела потерянной.

  • Может, и показалось, - преувеличенно бодро сказала я, поправляя съехавшее с плеч одеяло. - Метель сильная... померещилось, не иначе!

Как и след от лыж, вероятно... Леший с ним - зато Элеве немного повеселела, впервые услышав от меня признание собственной неправоты.

Если б оно так и было...

* * *

Время шло, увлекая за собой дни, недели, месяцы. Давно уже отшумели зимние метели, далеко позади остались жуткие морозы, отзвенела веселая капель, и из земли, прогретой отдохнувшим за долгую зиму солнышком, проклюнулись сочные изумрудно-зеленые ростки, которые вскоре роскошным травяным ковром укроют коварные топи. Деревья тоже воспрянули духом, предвкушая новые обновки-листья, и теперь в их ветвях день-деньской шумели вернувшиеся птицы.

Еще в марте, пока лежал снег и на травку не было и намека, я без малейшего страха исследовала болото, игнорируя возмущение Элеве.

  • Да не переживай ты так, - отмахивалась я, жадно глядя в окошко - не терпелось вырваться на природу. - Никто меня не съест! А если и съест, то заработает жесточайшее несварение или вообще отравится!
  • Вот-вот, именно из-за этого я и переживаю - как бы ты всю болотную живность не перетравила! - усмехалась Элеве.
  • Не бойся, на всех такой маленькой меня все равно не хватит! - утешала ее я, выскальзывая за дверь.

И в самом деле, в случае чего - залезу на дерево или огнешаром в лоб шарахну. Не впервой...

Снег упрямо не желал таять, грязными клочками прячась в низинках и расщелинах, у корней деревьев и под ветвями кустарников. Я шла по одной из многочисленных тропок, осторожно выбирая, куда поставить ногу. Перспектива провалиться в трясину меня ничуть не привлекала, хотя ощущение опасности заметно прибавляло азарта. Видимо, я окончательно спятила...

Попрыгав по кочкам и изрядно устав, я решила передохнуть, отыскала поваленное

зимними бурями дерево и расположилась на сухом нагретом весенним солнцем стволе. Закрыла глаза, подставляя лицо ласковым золотистым лучикам. В такие моменты кажется, что ничего больше в жизни для счастья и не надо. Жаль, что они, эти быстротечные мгновения, так редки. Жаль, что мы их практически не ценим...

Солнышко окончательно разморило меня, и я, незаметно для себя, заснула, свернувшись калачиком на шероховатом стволе. Разбудил меня холод. Разлепив глаза, я к немалой досаде обнаружила, что уже даже не вечер, а скорее ночь. Довольно-таки прохладная мартовская ночка, презрительно смотрящая на укрываемую ею землю оранжево-желтым глазом полной луны. Я с трудом встала, растирая затекшую ногу. Вот леший, допрыгалась! Я всегда старалась возвращаться в избушку до темноты, особенно после того, как Элеве с преогромным удовольствием перечислила, какие зверушки водятся в Топях. Ни с одним из представителей местной фауны мне встречаться не хотелось. Проблема заключалась в том, что они-то явно будут не прочь со мной познакомиться, и вовсе не для задушевной дружеской беседы. В непосредственной близи Приграничного леса, конечно, было более- менее безопасно, но мне еще в глубь топей возвращаться...

Поплотнее завернувшись в плащ я отошла от ствола на пару шагов, напряженно всматриваясь в темноту под ногами.

И услышала музыку.

Сомневаясь, что болотная нежить способна на такое, я пошла на звуки - и нервно вздрогнула, узнав местность. Именно у этой осинки я и блуждала, попав в Топи. Но это было еще полбеды, ибо под осинкой сидел тот самый незнакомец, встреченный еще зимой. Нет, я его тогда, конечно, не видела, но ощущение присутствия было один к одному. Яркий лунный свет позволял рассмотреть нежданного гостя. Хотя рассмотреть - это слишком громко сказано... Темно-русые, неровно обрезанные пряди волос спускались на широкие плечи и падали на лицо, скрывая его. Ловкие длинные пальцы перебирали струны на изящных гуслях, и они охотно откликались, расцвечивая ночную тишину.

И я заслушалась - столь красивой, хоть и печальной, была мелодия. А потом мотив сменился, и я различила тихие слова, напеваемые весьма приятным голосом:

Из света в тень, из тени в свет Скиталась тьма сто тысяч лет,

Меняла лица, имена,

В сердца роняла семена

Борьбы, предательства и лжи,

Ткала из мрака миражи - На призрачный, но сладкий зов Стремились те, кто был готов

В своей душе ей дать приют,

Освободить от всяких пут,

Меняться, тьму в себе неся,

И сеять тьму вокруг себя.

Пока есть в мире человек -

Не сладить свету с тьмой вовек; Но каждый волен сам решать,

С чем стоит жить и умирать.

Почему-то мне показалось это важным. Словно в заключительных строках должен быть ответ... Я бы простояла так сколько потребовалось, лишь бы узнать все до конца, но не вовремя хрупнувший под сапогом сучок не на шутку встревожил гусляра. Вскочив на ноги и закинув инструмент за спину, он испуганным зайцем припустил по затянутой пробуждающимся туманом тропке. Я устремилась следом, но в тот же миг едва не оступилась и не ухнула в трясину. Коварный туман заклубился еще сильнее и поднялся выше, надежно скрывая беглеца. Да что же это творится под самым носом моей Болотной Ведьмы?!

Я вернулась к осине и уселась под ней. Ничего, голубчик! Ты топей не знаешь, поплутаешь чуток - и угадай, куда выйдешь? А я подожду, торопиться мне некуда. Тогда-то и поговорим...

Ждала я достаточно долго, до часа, когда туман осмелел настолько, что начал заинтересованно подползать ко мне и тянуть призрачные щупальца, невзирая на защитные амулеты. Надо ли говорить, что никто перед этой несчастной осиной так и не появился?!

Элеве я ничего не сказала. Сделать она все равно ничего не может, да и опасностью от странного незнакомца не веяло. Так зачем зря расстраивать россу? С трудом вернувшись в избушку, рассеянно выслушала ее возмущенные прочувствованные речи и уснула, так и не подумав раскаяться в своих неблагоразумных поступках.

А на следующий день к нам снова заявились гости. На сей раз - званые и долгожданные. Вот только отнюдь не мною...

* * *

Присутствие постороннихя почувствовала заранее. И по тому, как спокойно Элеве возилась со своими травками, поняла, кто именно пожаловал к нам в гости. Подавив желание метнуться в подпол и накрепко задвинуть за собой тяжелую крышку, я встала посреди комнаты, уперев руки в бока и постаравшись придать лицу как можно более недовольное выражение. Пусть сразу видят, что не покладистую да чужой воле покорную девочку-одуванчик забирать собираются! Может, еще и передумают, при таком-то раскладе...

Первым в избу, уважительно поклонившись низкой притолоке, вошел молодой мужчина с военной выправкой. На висках, в гуще русых волос, вились ниточки седины. Правая рука висела на перевязи, на щеке розовел заживающий шрам. Серые глаза впились в мое лицо и недоверчиво расширились. Я вспомнила, что видела его в дружине княжича, и едва сдержалась от вскрика - неужто не все погибли в той проклятой долине? Ожоги поддаются магическому лечению, но только свежие и то очень неохотно... С трудом удержавшись, я посмотрела на второго гостя. Пожилой, но статный мужчина с белоснежными волосами и бородой, добавляющими ему не возраста, но солидности, одарил меня пронзительным взглядом карих глаз, которые, казалось, могли видеть людей и вещи насквозь.

  • Аридэль? - выдохнул он.
  • Ярослава, - не согласилась я.
  • Не обращай внимания, Респот, она та еще колючка, - неодобрительно проговорила

Элеве. - Вы присаживайтесь, в ногах правды нет. Горимир, отомри, девочка не призрак, уверяю. Яра... Сделай лицо проще и прекрати трястись, силой тебя никто не увезет.

  • Ты этого боишься? - заговорил поименованный Респотом. - Вернуться домой?
  • Вряд ли под домом мы понимаем одно и то же место, - и не подумав послушаться Элеве, ответила я.
  • Дом там, где семья. А она у тебя есть, - не отставал седой.
  • Есть, - кивнула я. - И я ее знаю. А вас - нет.
  • Она ничего не помнит, я же предупреждала, - нахмурилась росса.
  • Совсем ничего? - подал голос воин. - И Драгоша - тоже?

Запрещенный удар. Я поджала губы и... передумала обижаться, взглянув в глаза Еоримира. Ту боль я пережила лишь во сне, а он... Он там был. И выжил. Как?..

На этот раз я не уследила за собственным языком - вопрос сам собой слетел с губ.

  • Меня и еще пару человек отбросило силовой волной и лишь слегка опалило, - воин неосознанным движением коснулся шрама, поморщился. - Остальным... не повезло...
  • Прости, - быстро сказала я, услышав в голосе такое... - Я... понимаю, честно...
  • Она видела, - сдала меня росса.
  • Значит, дар вернулся, - удовлетворенно протянул седой, по-особому прищурившись. От него повеяло теплом и силой, и я запоздало поняла, что он - маг. Причем не из слабых...
  • Как бы иначе я сумела найти ее? - фыркнула Элеве.
  • Твой дар нуждается в контроле и развитии, - вновь обратился ко мне Респот. - Память вернется. Я позабочусь об этом. Главное, чтобы ты...
  • Я никуда не пойду, - покачала я головой. - Мой дом в другом месте. Я хочу туда.
  • Твой дом в Мирограде! - потеряв терпение, стукнул ладонью по столу маг.
  • Не горячись, - предостерегающе сжал его плечо Г оримир.
  • Не пойду. И точка!
  • А если я тебя попрошу?

Я обернулась - да так и застыла. На пороге стояла невысокая девушка, тоненькая, нежная, словно сотканная из солнечного света. Кроткие ласковые глаза цвета моря в ясный день, золотистые волосы, заплетенные в простую длинную косу, выбившиеся прядки завиваются колечками и оттеняют бледное личико. И я на миг выпала из реальности, очутившись в совершенно другом месте - и времени.