НЕВЕСТА

Хорошее дело браком не назовут.

Народная мудрость.

Листья падали красиво. Срывались с веток, кружились в вальсе с ветром и мягко ложились на землю, к своим собратьям, пестрым ковром, устилающим двор. Особо упрямый кленовый лист, золотисто-рыжий, любопытно прильнул к стеклу.

 

Кусочек осеннего солнышка.

Столь же яркий напиток исходил паром в оставленной на подоконнике чашке, и я тоскливо мешала его ложкой, понимая, что еще немного - и не выдержу.

Навязчивой заботы. Лечения. Давящих стен.

И собственного выбора.

Пожилой целитель с добрыми глазами и строгим голосом сказал, что я - не обморочная девица, а просто глупая. Физическое и нервное истощение бесследно не проходит. Вот и для меня... не прошло. Не самый подходящий момент выбрало возмездие! Обождало бы немного, пока я одна осталась. Не пришлось бы позориться перед дядюшкой и... гос-с-сподином послом.

Хотя какая разница? Все равно пришлось бы сидеть в комнате, укутавшись в теплый плед, и запивать мерзкие микстуры не менее мерзким напитком, сладким лишь на вид.

Еще пара дней - и осень покажет свой настоящий характер. Слетят с деревьев последние листья, пойдут затяжные дожди, и серое небо будет сливаться с землей...

И наступит полная гармония с моим душевным состоянием.

Но, казалось бы, все было не так уж плохо.

Мне дали время до весны. В мои моральные терзания вмешалась разъяренная Льенна и потребовала от Ярополка соблюдения моих же прав. Да, человеческую девушку могли выпроводить замуж хоть в пятнадцать - если у родителей-опекунов совести хватит. Но россу - только по достижении ей совершеннолетия. Мне еще не было двадцати одного - возраста, когда россы считаются достаточно взрослыми, чтобы впервые покинуть свой мир и нести за себя ответственность. Льенна настаивала на более позднем сроке, возрасте второго совершеннолетия, но явно в запале - сама ведь понимала, что ждать двадцать лет никто не намерен, да и полтора года тоже. Особенно - Валеараль, которого буквально перекосило от известия, что невеста не устроила истерику и не выбросила жениха в окно. Кажется, я очень разочаровала высокородного эльфа, ну да мне не привыкать.

Только что могло измениться за эти месяцы? Ведь согласие на помолвку я дала. Всего два дня - и пути назад не будет.

Росса говорит, что я не обязана. Что это не мои игры, а Валеараля можно и по-другому вразумить.

Не знаю. Может, она и права. А если нет?

Противный настой исчез с подоконника. Зато появилось какао. Горячее, сладкое, от одного запаха которого жить хотелось.

  • Спасибо, Маженка! - улыбнулась я худенькой светловолосой девушке, совершившей сей славный подвиг.
  • Поправляйся скорее, - вернула она улыбку и выскользнула из комнаты.

Невеста Горимира. Милая, добрая. Любимая. Я видела, как он на нее смотрит. И как она - на него.

И понимала - у меня такого не будет. Никогда.

Я не хотела замуж. Но войны не хотела сильнее. А в том, что у Валеараля хватит дурости ее развязать, даже не сомневалась. Если между Медером и эльфами встанет Росвенна, все обойдется. Но только если встанет намертво. Не на века - так на очень долгие годы...

Какой союз может быть крепче брачного?

Создатель, ну почему у Миретора не родилась дочь?!

Сбежать было бы просто. Позвать Вэйда - он услышит, я знаю! - и свобода. Кто остановит золотого дракона?

Маги, которых в столице хватает... Я не имею права рисковать его жизнью. Или его свободой ради своей.

Существует множество способов помимо этого. Меня не сторожат, не запирают. И оттого еще более муторно на душе.

  • Я не сбегу, - тихо сказала я.

Я верю себе?

Мне верит Ярополк.

Я могу подвести его?

Я не могу подвести себя!

Моя жизнь против жизней незнакомых людей. Почему я должна решать чужие проблемы?..

Неправильная я княжна.

У правильной никогда бы не возникло подобных мыслей.

А еще, кажется, сумасшедшая. Нормальные не изливают душу чашке с какао.

* * *

До помолвки остался один день, когда мне окончательно надоело сидеть в комнате и считать опадающие листья. Жажда деятельности будоражила кровь, и я решила, что игнорировать боевой настрой будет преступлением.

И трусостью. Вот уж чем не страдала и страдать не собираюсь!

Замок казался вымершим, и где-то в глубине души зародилась надежда, что медерцы благополучно отбыли на родину, прихватив своего принца. Ну мало ли... Здравый смысл проснулся, разведал обстановку, запаниковал и отсоветовал такое счастье, как я, по собственной воле в дом тащить... Или еще чего случилось, столь же желанное и, увы, маловероятное.

Но помечтать вволю не удалось - без пяти минут жених нашелся в библиотеке, куда я завернула, чтобы успокоить нервы интересной книгой.

Лучше бы на кухню зашла. За крепким настоем валерианы...

Но эта встреча была к лучшему. Поговорить все равно придется, иначе так и будем молчать и друг от друга шарахаться. Всю оставшуюся жизнь, которую, волей Создателя, нам придется делить на двоих.

Ужас.

Но я даже рта не успела открыть для приветствия, как Эгор склонился в безупречном поклоне, предписанном этикетом как раз для подобных случаев. И еще обозвать не преминул...

  • Мое почтение, княжна.
  • На том тракте, с которого ты дракона прогнал, я не была княжной, а ты - таким снобом, - вырвалось у меня.

Я толстенную книгу, посвященную этикету, тоже читала и даже кое-что запомнила, но ломать эту комедию и дальше оказалось выше моих сил. А вот Эгор, похоже, придерживался иного мнения...

Смотрит на меня, как будто впервые в жизни увидел. И молчит. Раныне-то куда разговорчивее был... Или с невестами по тому же этикету вообще разговаривать не положено? Тогда не хочу я ею быть!

А медальон-то он больше не носит, поняла я, приглядевшись. Вот, значит, как? Да что ж я такого сделать успела, что меня столь быстро и в одностороннем порядке из друзей разжаловали?!

Спросить не успела, хотя вопрос так и вертелся на кончике языка.

  • Брак - не моя блажь, - наконец-то сказал Эгор. Долго же слова подбирал. И только зря время потратил - выбор неудачным оказался.

Да и как сказал! Не глядя на меня. Словно и вовсе ни к кому конкретно не обращаясь. Веселая меня ждет жизнь - еще даже замуж не вышла, а уже как с пустым местом обращаются!

Я почувствовала, как вспыхнули щеки. Нехороший признак. До такого состояния довести меня еще умудриться надо, а уж если довели... Привести в себя куда сложнее будет.

Но стоящий напротив парень этого не знал, а потому продолжал свою речь, которая, подозреваю, должна была меня успокоить, но производила совершенно противоположный эффект:

  • Но, принимая во внимание сложные обстоятельства, затрагивающие интересы королевства, оспаривать решение отца я не намерен. Чего и вам советую...

Советует, да? Жутко захотелось вспомнить невоспитанное босоногое детство и пояснить, куда можно деть подобные советы. Еще стало жаль, что я так и не закатила ни единого скандала. С битьем посуды, истерикой и объявлением голодовки. Хотя еще не поздно. Вот прямо сейчас и начну... С выцарапывания бесстыжих глаз принца сопредельного государства. Пусть знает, что его ждет в грядущей семейной жизни, и не надеется, что его спасут «сложные обстоятельства»!

Интересно, а буйную княжну замуж отдадут или побоятся?..

Пока я размышляла над совершенно дурацким вопросом, который, как ни странно, помог не скатиться в желанную истерику, потенциальная ее жертва, словно почуяв неладное, поспешила откланяться. То есть - попросту сбежать с поля несостоявшегося боя.

  • А я думала, ты совсем другой! - не сдержавшись, с горечью бросила ему вослед. Обида, вспыхнув в душе, на удивление быстро прогорела, и сейчас я ошугцала лишь усталость и бесполезность дальнейшего существования.

Эгор запнулся на пороге, но не обернулся. И двери аккуратно прикрыл...

Правильно, что ему до пустого места?..

Думала? Другой?

Да кого я обманываю? Я его и не знала вовсе!

Человека и за всю жизнь порой узнать невозможно. А я решила, что это можно сделать за пару встреч...

Руки сами метнулись к кулону. Беззвучно скользнула на покрытый мягким ковром пол цепочка, причудливым узором сложившись вокруг обиженно сверкнувшей хрустальной капли.

А через секунду я лежала рядом, хватая ртом ставший вязким и обжигающе-горячим воздух.

Из последних сил потянулась к подвеске. Прохладная капелька ткнулась в ладонь, забилась крошечным сердцем в крепко сжатом кулаке...

  • Да чтоб тебя и твоего бывшего хозяина, - сквозь слезы пробормотала я, застегивая цепочку непослушными после пережитого пальцами.

* * *

Опасаясь, что меня вновь не отпустят одну, я выбралась в город через тайный ход, обнаруженный не столь давно в саду.

Я не сбегала, нет. Просто хотела побыть одна. Подумать... Или вовсе не думать. В последнее время я и так слишком много думала, еще чуть-чуть - и голова лопнет. Она уже болела, как бы намекая на возможность такого плачевного исхода, и я вняла ее мольбам - шла по вечерним улицам и наслаждалась свежим воздухом, в котором уже отчетливо чувствовалось приближение зимы.

На знакомую улочку ноги принесли меня сами. Клянусь. Просто я слишком часто ходила сюда и бесцельно бродила возле двухэтажного дома, увитого пожухлым от холодов плющом, боясь подняться по ступенькам крыльца и постучать в дверь...

И увидеть вместо темноглазого хозяина совсем другого человека.

Боялась - или надеялась? Сейчас это было уже неважно.

Дверь оказалась приоткрытой, и я, задумавшись, зачем-то шагнула вперед, с тротуара - на дорогу, прямо под копыта вороного коня, которой, так же как и его всадник, совершенно не ожидал встретить на своем пути глупую помеху.

Заковыристая ругань смешалась с раздраженным ржанием, болью в слишком сильно сжатых плечах и затихающим цокотом копыт.

Конь и его всадник удалялись в облаке пыли, от которой нестерпимо зудел кончик носа, а я даже почесать его не могла, потому что кто-то крепко обхватил меня со спины.

И только тогда до меня дошло, что я жива. Причем жива лишь благодаря чуду.

Меж тем чудо крепче сжало меня в объятиях и насмешливо прошептало в самое ухо:

  • Ну здравствуй, леди тридцать три несчастья!.. Я скучал. А ты?