• Кристиан, подожди, - прохрипела она, упираясь рукой в его грудь.

И только Еосподь видел, как сложно дался ей этот жест.

Отталкивать от себя самого желанного мужчину, смотреть в его желтовато-зеленые глаза, приоткрытые губы, и хотеть только одного - всадить себе нож в сердце, чтобы оно перестало биться и не было так больно.

Она вспоминала наставления доктора, и тихо проклинала свой слабый организм. Тогда, она и подумать не могла, что запрет на секс, сможет как-то повлиять на нее.

  • Что такое? - Кристиан взволнованно смотрел на нее, на ее покрытые румянцем щеки и не понимал.

Не понимал, почему она сейчас остановила его.

  • Я не могу, - выдохнула она, но тут же собралась с мыслями, что бы он не подумал ничего плохого.

Что она отказывает ему.

  • Смотри.

Она задрала платье, оголяя бледное тело, выставляя напоказ черные кружева трусиков, - я недавно перенесла операцию.

Швы могут разойтись. Врач запретила...

Марта запнулась не договорив, когда его пальцы нежно прошлись по ране, перескакивая на полупрозрачные кружева.

  • Ты такая красивая. Вся.

Если бы с Марты рисовали иконы, многие бы пали на колени только от одной красоты. От совершенной кожи. От больших глаз и длинных ресниц. От пухлых губ и длинной тонкой шеи.

Она шумно сглотнула, огцугцая на себе его пальцы.

Не это ли счастье, когда твой любимый мужчина, смотрит на тебя, как на что-то совершенное? Когда его глаза горят как у ребенка, увидевшего подарок под рождественской елкой? Жадно, восхищенно, с еле скрытым предвкушением.

  • Прости меня, за то, что я все испортила, - Марта опустила глаза, чувствуя как крошится идеальная картинка, до каждой детали вырисовываемая ею столько лет.

А после, словно в её голову пришла безумная мысль, подняла свои длинные ресницы, и Кристиан заметил, как на белоснежном прежде лице, вспыхнул румянец.

  • Хочешь, я сделаю все как-нибудь по-другому, для тебя? Я постараюсь, чтобы тебе понравилось...

Кристиан не сдержал улыбку, появившуюся на его губах.

  • Ты же сама говорила, что отныне между нами существует только одно наречие - "вместе". Я ждал столько лет, ты думаешь подождать еще немного будет проблемой? Тем более, может быть, к тому времени мы успеем повенчаться?
  • Что? - Марта отрешенно затрясла головой, пытаясь вытрусить слова, которые не могли быть правдой... Точнее могли, наверное, где- то в её идеальных мечтах, в её спонтанных рисунках.

Марта вспомнила одну из своих картин, на которую если посмотреть человеку, не знакомому со стилем её рисования, можно лишь увидеть два силуэта, потерявшихся во тьме. Но стоит взять ластик, и стереть сумрак, перед зрителем предстанут держащиеся за руки священник и девушка в подвенечном платье, с лилиями в волосах.

  • Мне не нужны другие женщины, Марта, это показало время и весь мой жизненный путь. Ангела не посылают дважды в одно и толщ место. У Бога их и без этого слишком мало.

Она с предвкушением прикрыла глаза, слушая сладкие для ушей речи. Мед лился из уст Кристиана, и Марте не было приторно.

Еще вчера он отталкивал ее, называл одержимой, и отлучал от себя. А сегодня предлагает стать его женой?

Она предложила ему родить детей, а он принял ее предложение и выдвинул свое. Все идеально правильно, будто горькая, не справедливая жизнь, сменилась настоящей сказкой.

  • Я пойду, поздно уже, - Кристиан разжал руки, нарушая объятия.
  • Я люблю тебя, - прошептала Марта, закусывая его губу, проникая в рот, переплетаясь языками.

Она чувствовала его возбуждение и от этого ее тоненькие ножки подкашивались.

Если можно было получить ментальный оргазм, то она его получила.

Множественный.

Яркий.

  • Все в порядке? - Он поддержал ее, потому что если бы не эта поддержка, она бы рухнула на колени.

В порядке? В каком ещё порядке? Марте хотелось расстегнуть его ремень, стащить с него футболку, покрывать все тело поцелуями, уложить на лопатки, и делать все то, что до этого дня, до этого момента было запрещено.

Тогда бы она была в порядке.

Время перевалило за полночь, когда Рич дождался своего напарника. Он всегда опаздывал, проклятый Тэдд, со своей идиотской привычкой, выработанной на подсознательном уровне. И казалось, Алертон давно привык к этому, но сегодця по-особенному бесился. Он молча швырнул на стол связку ключей от заправки и прилегающему магазинчику, запрыгнул в свой пикап, держащийся на честном слове, и отбросил телефон на переднее сидение, даже не читая пришедшее на него сообщение с пометкой "Меган".

Он и без этого знал, что там написано.

Это и разбудило сегодняшнее раздражение, и разнесло до гигантских масштабов.

Любимая и долгожданная младшая сестренка и дочь в семье Алертонов, росла непробиваемой оторвой. Когда ей исполнилось пятнадцать, Рич вытаскивал её из какого-то притона, где она обдолбилась травкой, в шестнадцать, после звонка полиции о произошедшем ДТП, ехал скрестив пальцы, и моля Бога о том, чтобы она осталась жива. Лучше он сам потом размажет ее мозги об асфальт, чем эта идиотка угробит себя самостоятельно. К восемнадцати годам, Меган немного успокоилась. Поступила в приличный колледж, завязала с алкоголем и травкой, но не смогла ограничиться на достигнутых заслугах. Теперь в её жизни появились мужчины.

Много мужчин, нескончаемый поток.

Конвейер.

Будучи достаточно привлекательной девушкой, они сами слетались к ней, как пчелы на пыльцу.

Периодически, Рич получал на свой номер сообщения с геолокацией. Без всяких приветствий и прочего.

Это всегда означало одно: "Риччи, забери меня отсюда, эти придурки мне уже надоели "или " Риччи, здесь все надрались, и меня некому отвезти домой".

Скрипя зубами, он словно гребаный водитель машины с шашечками, всегда выезжал по ее первому зову, каждый раз

обещая себе, что это в последний раз.

Он несколько раз получал по морде от ее обожателей, один раз словил своим боком заточку, миллионы раз слушал:

"Риччи, когда я звала тебя, мне было скучно, а теперь посмотри, как весело. Давай останемся?"

В эти моменты, он ненавидел Меган. Он не понимал, почему она ведет себя так неблагодарно. Их родители, трудились не покладая рук, он, приостановив свое собственное обучение, вкалывал на отшибе города,и все только для того, чтобы хотя бы у неё была возможность вырваться из нищеты, получить хорошее образование, а в последствии и престижную работу.

"Риччи, прости, в следующий раз я напишу тебе, если действительно будет что-то срочное" - говорила она ему, после того, как Алертон просидел два часа в чертовой тачке, ожидая, когда она соизволит выйти из идиотского бара, в котором зависали одни студенты.

"Я познакомилась с таким классным парнем сегодня, мне кажется, это любовь..."

"У тебя же есть этот, как его Билл, Нилл, Эдвард?" - Рич помнил, как сжимал с силой руль, направляясь к дому.

"Это все не то, Риччи, совсем не то".

Тогда Алертон дал себе слово, что больше никогда не сорвется вот так, подобно ручной собачке.

Он любил Меган больше жизни, готов был сдувать с неё пылинки, но подобное его поведение, только поощряло её распущенность.

И Рич, решил поставить точку.

Он держался всю дорогу.

Держался, когда оказался дома, держался, когда допивал третью чашку кофе, когда проверил комнату Меган, и убедился, что она пуста. Когда, часы отмерили пять утра, держался, когда открыл проклятое емс, и наплевав на установленные собою же вето, бросился по этому адресу. Держался, когда стаскивал с её шеи петлю, явно накинутую не

её рукой, когда прятал в одежду обнаженное тело, дожидаясь полиции.

Когда мерил шагами пустую съёмную квартиру, где не торчало ни одного гвоздя, и ни одного предмета мебели, кроме расстеленной на новом ламинате клеенки.

Держался, когда подхватывал теряющую сознание на опознании мать, и когда смотрел в глаза отцу, постаревшему лет на двадцать, за одну ночь.

Когда следователь объявил о том, что Меган была изнасилована, пропускал мимо ушей слова "насильственная смерть" и прочие уточнения.

Держался, когда на многочисленных её фото в доме, появились черные ленты, и даже тогда, когда нес гроб, который поглотила сырая земля.

И только тогда, когда инстинкт самосохранения перестал работать, и дал сознанию убедиться в том, что если бы Рич приехал вовремя, если бы не включал свои паршивые воспитательные способности, она была бы жива.

ЖИВА.

Рич вскочил с кровати в чем был. Весь мокрый от пота, вызванного пережитым заново ужасом. Он распахнул дверь, и в одних трусах уселся на заснеженный порог крыльца, жадно вдыхая ледяной воздух.

Она снилась ему периодически. Это были яркие, цветные сны, с тактильными ощущениями и запахами, по крайней мере, так остро это все воспринимал его мозг.

Она никогда не приходила к нему живой. Всегда лоцала в неестественной позе, удушенная, а он стоял и смотрел, вытаскивая из памяти каждую деталь, каждую родинку на ее теле, и ничего не мог поделать.

После этой картины, он стал абсолютно безразличен к трупам. Они не внушали ему ужас или страх. Просто тело, остывшее мясо, ни один мёртвый человек, не мог пробудить в нем ту волну, которую заставила пережить его собственная сестра.

  • Рич, что с тобой? - Парень вздрогнул, когда его обнаженной спины, коснулись руки. Он привык, что после этих сновидений, лакает виски, всю оставшуюся ночь, и никому не позволяет себя трогать. Он не рассчитал этого, когда подпустил Алексу так близко к себе.
  • Все в порядке, - попытался более убедительно произнести он.

Делиться подобным, даже с ней, он не был готов.

А что он должен был сказать?

"Знаешь, ко мне во сне приходит моя мертвая сестра?"

Чушь и бред.

  • Ты кричал, - возразила Алекса, разминая его шею, - это по- твоему "в порядке"?
  • Если тебе не нравится, ты можешь ночевать у себя, - вспыхнул он, одергивая ее руки.

Поднялся, возвращаясь внутрь, и громко хлопнул дверью. Может быть, девчонка поймет, что за ним не нужно идти?

Он схватил с полки полупустую бутылку с виски, и достал с навесного ящичка, цвета металла, один пузатый стакан.

  • Я тоже буду, - услышал он голос сзади.
  • Шла бы ты спать, - пробурчал он, понимая, чем сейчас она руководствуется.

Синдром материнства, живущий в каждой женщине, рано или поздно просыпался и отчаянно желал успокоить напуганное дитя.

Но Рич не нуждался в мамочке.

  • Что ты смотришь так на меня? - Так же язвительно ответила Алекса, собственноручно доставая себе бокал.

Ее огненные волосы раскинулись на плечи, мелкими локонами, спадая на обнаженные лопатки.

  • Я все равно не собираюсь устраивать уроки домашнего самоанализа.

Рич откупорил виски, наливая себе больше половины, и достал из морозильной камеры форму со льдом.

  • Послушай, не веди себя как дерьмо, ладно? Я просто поинтересовалась, какого хрена ты голый выперся на улицу. Это достаточно необычно, не находишь? - Алекса вырвала из его рук бутылку, - и потом, домашний психолог из меня так себе, я уверена в том, что нет таких вещей, с которыми не смог бы справиться тридцатилетний мужик самостоятельно!

Алекса наполнила свой бокал, щедро закинув в выпивку лед.

  • Что, не удалось пожаловаться, Риччи? - Девушка фыркнула, потянувшись за его сигаретной пачкой.
  • Ты рылась в моем телефоне? - Он сдвинул брови, болезненно реагируя на произнесенное ею имя.

Так называла его сестра. Только из ее уст, его имя звучало не гордо, словно он назван в честь короля Ричарда, не грубо и коротко, Рич, а нежно и ласково. Будто он ее младший нерадивый братец.

И с тех пор, рука не поднималась удалить ее сообщения, которые он бережно хранил.

  • Вот еще, - фыркнула Алекса, - я в отличие от тебя знакома хорошо с личным пространством и доверием. А тебе нужно тщательнее изучить эти термины. Думаешь я не знаю, что ты прикладывал мой палец к телефону, пока я спала? Коп из тебя не очень. Но мне нечего скрывать.
  • Поэтому и стоит пароль, - он незатейливо ухмыльнулся.
  • Думаешь я не вижу, что ты чего- то боишься? Ты не даешь мне самостоятельно и шага ступить. За продуктами мы ходим вместе, в бар вместе, ты даже в участок меня таскаешь. Что это за гипер-забота?
  • Потому что, - Рич придвинулся ближе, убирая с ее лица рыжие пряди, - я не хочу потерять и тебя.
  • Да, именно поэтому, ты наорал на меня, когда я просто проявила беспокойство.

Алекса отмахнулась от него, вырисовывая на запотевшем столе узоры.

  • И что, даже не будет попыток узнать подробности? - Он нежно обхватил её подбородок.
  • Мне достаточно, если ты посмотришь мне в глаза, и скажешь, что все в порядке. Я почувствую, если это действительно так. Не знаю, как это работает, но я почему-то уверена, что всегда распознаю, правда или ложь слетела с твоих губ. У нас с тобой все так быстро закрутилось, не потому что я привыкла заниматься сексом с человеком, чье имя мне даже не известно. Все изначально было именно так. Разве я одна это чувствую?
  • Не одна, - Рич смотрел в её зелёные глаза, и ужасы ночи медленно отступали.
  • Тогда, что интересного ты нашел в моем телефоне?
  • Мне очень понравились фото с примерочной. Я даже запретил себе думать для кого они были сделаны, делая скидку на то, что ты тогда ещё и не знала о моем существовании. Каюсь, я стащил их себе, и если вдруг однажды, тебя не будет рядом, я обязательно напомню себе о том, как нам было хорошо.
  • Незаконное копирование личных файлов, преследуется по закону, - Алекса приняла серьёзный вид, - осознаете ли вы, что нарушили закон?
  • Ваша честь, это было совершено в состоянии аффекта. Я опьянел и обезумел от шикарной груди и аппетитного зада пострадавшей, - Рич картинно положил одну руку себе на сердце, а другой приобнял девушку.
  • И часто вы передергиваете на фото бывших?
  • Кто сказал, слово "бывших"? Я ничего об этом не говорил.
  • Ты сказал, что фото поможет тебе вспомнить о нас, когда меня не будет рядом, - Алекса пристально посмотрела на него, словно гипнотизируя говорить только правду и ничего кроме правды.

Стоило ли сейчас портить момент, и признавать, что после того, как неожиданно он потерял Меган, его уверенность в том, что люди могут всегда быть рядом полностью испарилась?

  • Ну я же полицейский, мне нужно будет идти за тобой по следу, когда ты захочешь от меня сбежать. Поднимать на уши правоохранительные органы, ФБР...
  • Ты покажешь им это? - Алекса стащила с одного плеча лямку, - или это? - Вторую постигла таже участь. - На какую из моих сисек ты позволишь пялится инспектору? Потому что, помнится мне, на тех фото не было запечатлено моё лицо.
  • Да? А я и не заметил, - Рич поднял бровь, накрывая бесстыдно обнаженную грудь. - Знаешь, кто ты? - Улыбнулся он, подхватывая девушку так, что она обхватила его талию ногами.
  • И кто же? - Алекса перекинула волосы на одну сторону, лаская его щеку.
  • Ты моя скорая помощь.

 

ГЛАВА 24.

Прошла ровно неделя с того времени, как Кристиан наконец снова чувствовал внутренний мир и гармонию с самим собой. Он полностью погрузился в работу, помогая молодому и неопытному Якобу стать достойной заменой и все ещё с грустью смотрел на стены родного храма. Более пяти лет он верно и преданно служил этому месту, полностью отдавая себя, и ничего не требуя взамен.

На удивление, встреча с мэром прошла спокойно и тихо. Мистер Самбер, напоминал довольного и сытого кота, который от лени своей полностью утерял интерес к мышам. Было чувство, что его хорошенько покормили и почесали животик. Вот-вот и замурчит.

Он дал добро, на обучение Якоба,и сдержав обещание, передал Кристиану во владения небольшой дом, который находился совсем недалеко от его дома.

Что ж, Кристиан был готов терпеть это не совсем приятное и удачное соседство.

Он потихоньку обустраивал дом, впервые в своей жизни делая так, как ему нравилось. Невесть где, и каким образом, Марта заказала красивую кровать, которая расположилась в дальней комнате, огромный шкаф, с зеркальной поверхностью, в который, было строго настрого запрещено класть черные вещи.

Она объясняла это тем, что траур в их жизни окончен, и отныне в этом цвете, моящт быть лишь только ее нижнее белье.

Кристиан не был против, соглашаясь с каждым ее словом и складывая черные рубашки, в мусорный пакет.

Далее, дом наполнился мебелью, которую он самозабвенно и без посторонней помощи, собирал, подвешивал и двигал.

Сёгодня днем, к нему заглянул Якоб, они вроде поладили, нашли общий язык. Молодой парень не был таким строгим,

даже скорее наоборот, любил шутить, но все же был достаточно набожным.

Возможно, такой человек и должен заменить его.

  • Твой чай, - Кристиан поставил перед своим учеником белую чашку, с серебряной окантовкой.

Опять же, выбирала Марта. Оц хотел заказать кремовые, с витиеватой ручкой, но долго противиться не стал. Да и как, когда они лежали вместе, на новой кровати, а на его груди покоилась ее голова. Ему было не до чашек. Кристиан держал планшет, а Марта листала страницы всевозможных сайтов, доставка которых была возможна в этот несуществующий для многих популярных компаний, город.

  • Спасибо, монсеньор, - проговорил парень, благодарно прикрывая глаза.

Ему нравился Кристиан, не смотря на то, что болтали сейчас в городе.

Человек волен делать свой выбор сам.

И ежели он свой выбор сделал,то значит Еосподь незримо привел его к этому.

  • У меня остались некоторые вещи. Они мне не нужны, если ты хочешь, я могу отдать их. Я сложил все в коробку, ты можешь выбрать что тебе нужно. Остальное... Остальное придется выбросить. Не хочу хранить прошлое в старых картонных ящиках.

Кристиан кивнул головой в сторону гостиной, в которой еще ничего толком разложено не было. Все силы ушли на спальню и кухню, в которой он и проводил все свое основное время.

Якоб кивнул в ответ , следуя за Кристианом.

  • Сейчас, - тот стал поочередно открывать коробки, пытаясь найти нужную, но как всегда, удача была не на его стороне. Вскрывая одну запечатанную коробку за другой, он лишь натыкался на груды своего ненужного личного хлама.

Осталось всего три коробки.

Якоб смело сделал ставки на ту, что ближе к окну, а Крис, на

одиноко стоящую, по центру комнаты. Вооруженных ножницами, подкрепленных азартом мужчин, потревожил звонок в дверь.

  • Я сейчас, - Кристин приподнялся с колена, - ты пока можешь открыть их. Но и не думай обмануть меня, я сейчас помечу свою.

Смеясь, он сделал прокол ножницами, и поспешил к двери.

  • Привет, - в дом влетела Марта, отряхивая пальто от снега.
  • Что-то случилось? - Кристиан принял быстрый поцелуй, заключая в объятия ворвавшуюся фурию.
  • Я была сегодня у врача. Больше не нужно ждать, - она легко подтолкнула мужчину на стул,и стащила с себя пальто.

Под ним ничего не было. Ни свитера, ни теплых лосин, ни термобелья, которое пришлось бы очень кстати, в такую погоду. Только черные чулки, поддерживаемые кожаными ремнями, которые застежками крепились к трусикам, и кружевной бюстгальтер, который почему-то совершенно ничего не прикрывал.

Вот, собственно,и все.

Кристиан открыл было рот, чтобы предупредить ее, с ужасом понимая, чем это может окончиться, но Марта даже и слова не дала сказать, запустив в него свой язык.

Что с ней произошло? Откуда столько решительности и похоти?

Всю неделю Марта даже и намека не давала.

А тут такой напор, который однозначно снес всю его силу воли к чертям собачьим.

Она играла с ним в непорочные игры, все время занимаясь чем угодно, но не им. Казалось, что Марта просто утратила к нему интерес, потому что вся эта посуда, шторы, микроволновка и посудомоечная в одном цвете, ее возбуждали гораздо больше. Будили блеск в ее глазах.

Гораздо сильнее, чем сам Кристиан.

Скромные касания и невинные поцелуи одновременно сводили с ума и сбивали с толку. Неужели это та же самая Марта, которая в божьем храме распахивала одежду, разрывала крючки на платье, оголяя грудь? Та Марта которая бесстыдно засовывала свой язык в рот святого отца, против его воли?

В голове Кристиана, стала крутиться навязчивая мысль о том, что ей стало неинтересно. Что с простым мужчиной ей скучно.

Что ряса и крест больше влекли ее, нежели он сам.

Слово "фетишистка", застряло в мозгу, и как; бы он не пытался избавиться от этого, у него не получалось.

Но здесь и сейчас, была его Марта.

Та Марта, которая и Бога и Дьявола соблазнит, перемешав их вкус, соединяя воедино.

  • Я нашёл, - воодушевленный голос, а после, глухой стук.
  • Мы не одни, - прокашлялся Кристиан, освобождаясь от жарких поцелуев Марты.
  • Вот черт! - Девушка громко выкрикнула, хватая с пола свое пальто, - ты не мог сказать мне это раньше?

Не мог. Но уточнять он уже не стал. Было ужасно некомфортно. На смену бешеному возбуждению, пришло смущение.

  • Якоб, это моя будущая жена.
  • Рад знакомству, - пробормотал парень,и спохватившись, стал собирать вещи, которые высыпались из коробки.
  • Простите, святой отец, я не думала что у нас гости, - пролепетала Марта, пряча обнаженное тело под тканью и смущенный взгляд под ресницами.

А Кристиан ощутил мощный разряд ревности.

Так, что свело челюсть и зубы заскрипели. Непомерный страх все еще жил в нем, все ещё бурлил лавой, не давая расслабиться.

  • Тогда до вечера, - она обернулась к мужчине, смахивая воображаемые пылинки с его белой футболки, - я сделаю ужин там, и принесу.

Девушка еще раз кивнула священнику и испарилась, оставляя неловкость наедине с Кристианом.

Она очень любила запеченную еду. Баловала его всякими вкусностями, таская в новый дом лотки с горячей едой.

Здесь ещё не было духового шкафа, да и Кристиан не хотел, что бы она переезжала до того, как они поженятся. Так было правильно, что ли.

Так же, он надеялся сохранить ее честь до первой брачной ночи. Но с этим уже было посложнее. И как бы это грязно не звучало, он очень хотел переспать с ней. Ощутить всю гамму эмоций, познать то, что раньше было табу . Трогать ее везде, оставлять своими губами отметки на совершенном теле и войти в нее.

Кристиан немного знал об этом всем в теории, но никогда не пробовал на практике. Тогда его это не интересовало, а теперь, сводило с ума и заставляло возбуждаться от одной только мысли о ее прикосновениях.

  • Это из-за нее ты отказался от сана? - Вывел его из раздумий, голос Якоба, который был красный как; помидор то ли от увиденного,то ли от самого вопроса.
  • Не из-за нее, - ответил Кристиан, перенимая из рук ученика коробку, - а из-за того, что мои мысли перестали совпадать с действиями. Это куда хуже.

Давай посмотрим, что здесь еще найдёт свое применение, а что отправится в мусорный бак.

Он перебирал вещи, цниги, а сам уже полностью думал о том, что произойдет вечером.

Как произойдет.

Если все случится, то все должно быть идеально.

Так, что бы она не разочаровалась в нем. Что бы не потеряла интерес из-за него.

Она так долго ждала этого, в отличие от него.

Кристиан никогда об этом не думал. Мысли о том, что он когда- то станет заниматься сексом, что будет ласкать чужое тело, не проникали в его голову.

Поэтому он и испытал шок, от первого признания Марты. Полный и выталкивающий из его привычной среды. То, что его желает женщина, что мечтает о нем, как о чем-то запретном и сладком, больше не давало ему покоя. И теперь он просто не мог разочаровать ее.

Они перебрали с Якобом хлам,тот сбивчиво поведал о том, как любезный мистер Самбер предложил ему хорошее место у себя в городе, но Крис слабо верил в добродушность мэра.

Пугать или остерегать Якоба, он не стал. В конце концов, это не его дело.

Они ещё немного посидели, допили остывший чай и гость ушел.

Кристиан вышел практически следом, накидывая кожаную куртку.

Марта говорила что-то про ужин.

Конечно, это было всего лишь кодовым словом, что бы не смутить молодого священнослужителя ещё больше. Он и так достаточно много увидел,и Кристиан даже побаивался, что и в его голове начнут зреть мысли о отлучении от сана. О предательстве веры. Он четко осознавал, что это не правильно. Что так делать нельзя. Что дорога в рай для него отныне закрыта. Но иначе он не мог. Он всего лишь человек, слабый духом человек, который не смог сказать "нет" и пошел на поводу у своих желаний.

Кристиан свернул за угол, где находился небольшой, но пока что единственный супермаркет в городе.

Планировался ещё один проект, но мистер Самбер оттягивал момент строительства, держа рабочих в подвешенном состоянии, которые ожидали его приказа.

- Добрый день, - услужливо поздоровался продавец, когда зазвенел колокольчик, от распахнувшейся двери и удивленно окинул Кристиана взглядом.

Разве святые отцы носят кожанки и джинсы? Разве носят модные стрижки? Не понятно.

Он опустил взгляд после того, как монсеньор кивнул ему в ответ. С явным раздражением.

Кристиан взял пластмассовую корзинку и направился вглубь магазинчика.

Что ж, он был готов к тому, что каждый, будет рассматривать и его, и его жизнь, словно под микроскопом.

Первым же делом, они с Мартой купили плотные, ярко- оранжевые шторы, цвета спелого апельсина, потому что уж слишком часто, под их окнами, стали прогуливаться местные жители.

Реалити-шоу, не иначе.

Он тяжело выдохнул и заскользил пальцами по винным этикеткам. Марте нельзя было пить, да и ему тоже было не желательно, потому что бешеное волнение и алкоголь, могли сыграть злую шутку.

Но купить бутылку все же стоило. Хотя бы для приличия. Как известно, вино неплохо вызывает аппетит.

  • Помочь? - Услышал он голос сзади, и вздрогнул.
  • Я сам справлюсь.
  • Значит все то, о чем болтают в городе, правда? - Рич сравнялся с Кристианом, с интересом рассматривая алкоголь.
  • И что же болтают? - Монсеньор взял с полки одну из бутылок, пытаясь вникнуть в текст.

Нотки.., вкус.., из ежевики и спелых сортов.., выращенный в...

Все не влезало в голову, а слова путались.

  • Нууу, если вкратце, что наш отче пошел по наклонной, - хохотнул Ричард, - не бери его, оно приторно-сладкое. До тошноты.
  • Это не проблема, - возразил Кристиан.
  • Что именно? Что болтают или гадкое вино?
  • И тощ другое. Люди любят говорить. Если им это доставляет удовольствие, то я готов потерпеть.
  • Я был в воскресенье в церкви. Народу собралось, будто «битлы» в полном составе приехали дать концерт. Хотя это

неудачное сравнение. Ты наверно, кроме церковного хора и не слышал хитов.

Тогда так: будто сам господь бог спустился в Самбервилль и раздал всем по автографу. Все пришли поглазеть на нового падре, - Рич устало зевнул, в то время, как Кристиан взял в руки другую бутылку, - но этот чувак даже на минималках не похож на тебя. Слишком скучный, речь монотонная, а еще он краснеет, как девочка, которой впервые залезли в трусы. Ой, прости. Снова неудачное сравнение.

  • Якоб неплохой парень. Он обязательно справится и я помогу ему.
  • Это тоже не бери, - поморщился Аллертон, - оно напоминает бабушкин скисший компот.
  • Ты здесь все пробовал?- Кристиан отставил раскритикованную бутылку на место.
  • Не такой уж тут и большой выбор, что бы удивляться. Каждая бутылка - новая красотка в моем списке.
  • Здесь нет столько красоток, не преувеличивай, - улыбнулся монсеньор.
  • Чувак, да ты испорчен, - рассмеялся в ответ Рич, толкая мужчину в бок.
  • Тогда, может не будем терять время,и ты скажешь, какое из этих вин, нормальное?
  • Я бы взял виски. Или джин. Но если в приоритете только вино, то это.

Он взял бутылку с верхней полки, которую бы Кристиан и не взял. Матовая поверхность, с черной этикеткой. Ничего лишнего. Слишком просто и невзрачно, будто разливали где-то за углом.

  • Даже мэр пьет его.
  • О, ну тогда точно нужно брать, - язвительно заметил Кристиан, отправляя бутылку в свою корзину.

Рич последовал его примеру, и тоже закинул парочку в свою.

Кристиан быстро набрал фруктов, несколько крупных яблок, апельсины, виноград, манго и ананас. То и дело он пересекался с копом, который совсем утратил интерес к его персоне, занимаясь покупками.

На кассе, они снова встретились,и на сей раз Ричу повезло немного больше. Он уже выкладывал свои продукты на ленту, заодно сверяясь со списком.

  • Если я что-то забуду, она меня точно прибьет. А расследовать некому будет, - он коротко хохотнул, - пока я обуваюсь, она три раза успевает мне перечислить, что нужно купить,типа я запомню.

Кристиан бегло улыбнулся, даже не зная, что ответить.

  • Кстати. Дай три пачки ультратонких презервативов, - Рич кивнул продавцу на стойку, которая стояла сзади него.

Тот беспристрастно пробил три серебристых коробочки и положил сверху в пакет.

О. Боже. Мой.

Как он мог забыть? Хотя, может оно и к лучшему, ведь если бы он заранее начал думать об этом,то просто бы сгорал от стыда каждый раз, когда представлял, что ему придётся произнести это вслух. Он же был уверен, что на следующий день, весь город, даже школьники, знали бы о том, что монсеньор покупал презервативы.

Может стоило кого-то попросить заранее?

Но кого? Якоба что ли? Или Марту?

"Марта, купи презервативы, а то я стесняюсь".

Какой бред.

Почему? Почему эта гребанная стойка, стояла за продавцом, почему об этом нужно было говорить, просить?

  • Товары по акции не желаете? Водка, например,- голос кассира вернул его в жестокую реальность.

Его продукты были пробиты, а Рича уже и след простыл.

  • Мне тоже презервативы, - решительно произнес Кристиан, чувствуя себя полным идиотом.
  • Какие? - Продавец развернулся к стенду, оглядывая то его, то замешкавшегося Кристиана.

Священники не разбираются в видах контрацепции.

  • Ультратонкие, - спохватился он, вспоминая слова Рича.
  • Тоже три пачки?

Конечно. А лучше четыре. Чтоб хватило на год. Чтоб целый год не думать о позоре, который он сейчас переживал.

  • Одной достаточно, - произнес он, опуская глаза.

Продавец пробил маленькую красную коробочку, с пошлой

девушкой на обороте, и вложил в пакет.

Кристиан молча расплатился и поспешно вышел из магазина.

Прохладный воздух приятно ласкал его плавящуюся от стыда кожу.

Готовься, Кристиан,тебе придется заново научиться жить.

Марта запекала в духовке морепродукты, то и дело возвращаясь мысленно, в пережитый позор. Ее щеки все ещё пылали, и совсем не от жара блюда, которое она постоянно проверяла на готовность. А еще ей было страшно, от того, что Кристиан,так снисходительно отнесся к её выходке только в присутствии нового святого отца Самбервилля. Она и так перевернула его жизнь с ног на голову, поставила под сомнение его праведность, а теперь ещё и выставила его развратником перед глазами священнослужителя.

Было очень стыдно. Очень.

Хотелось обратно замуровать себя в глухое чёрное платье,и на коленях просить прощение за неосмотрительность.

Пока блюдо немного остывало, для того, чтобы его стало возможно переложить в пластиковые контейнеры, Марта поднялась в свою комнату, придумывая во что переодеться. Ее новый комплект, которым она хотела сразить Кристиана наповал, исполнил другую функцию, и теперь не был актуальным. Хотелось вышвырнуть его прямо в мусорное ведро.

Марта достала еще один. Красивый алый корсет, который не прикрывал грудь, а только поддерживал её, туго утягивался, делая талию ещё тоньше, и крохотные красные трусики, существующие в наличии только для вида. Марта прикрыла глаза, благодаря Господа, за то, что не надела его, для сегодняшнего утреннего визита. Пришлось отыскать платье, тоже красное, с чёрными кружевными вставками,и свободной юбкой, из приятной бархатной ткани.

В дверь позвонили, когда она практически закончила работу над своим образом.

  • Здравствуйте, - на пороге стоял молодой, совсем не знакомый Марте парень. - Амели просила передать вам.
  • А что там? - Марта потянулась к чёрному пакету,и когда нырнула в него рукой, почувствовала впитавший холод улицы мех.
  • О, спасибо вам.

Парень задержал на девушке взгляд, немного дольше чем полагалось, и молча кивнув, развернулся и пошёл прочь.

Это был еще один момент, о котором её предупреждал Кристиан.

Все молчали, сдерживаемые твердой рукой господина мэра, только буравили тяжёлым взглядом, в котором не было и капли добра. Это как встретить на пустынной улице человека, со связкой питбулей,только ему решать, спустить на вас свору,или пройти мимо, оставляя в памяти только капающую из пастей слюну.

Приходилось пока немного осторожничать, ожидая, когда у понимающего все на свой лад народа, найдется новая, более интересная тема для обсуждения.

Сложив еду в контейнеры, Марта поставила их в термо­сумку, которую тоже приобрела, специально для этих случаев. Ей хотелось баловать Кристиана, начиная от еды, и заканчивая любым его желанием. Гораздо удобнее было бы жить здесь, пока ремонт в их новом маленьком уютном домике, ещё не был закончен.

Амели, видимо, слишком утрировано восприняла её просьбу оставить их наедине, но Марте, честно сказать, было плевать на всех, кроме мужчины, который наконец-то её принял,и теперь, в свою очередь, она была готова принимать вечера с ним вдвоём, в пыльной от ремонта кухне, отказываясь от дома, который был в разы роскошнее того, который принадлежал теперь Кристиану. Ее мужчина был гордым, и это вызывало улыбку на ее губах.

Надевая так вовремя вернувшуюся шубу, Марта напоследок покрутилась перед зеркалом, и вышла прихватив еду.

Снег большими хлопьями покрывал волосы, темный блестящий мех, и хотелось каждую снежинку расцеловать от накрывающего счастья. Это было новым, не передаваемым ощущением, - возвращаться в дом, в котором тебя ждут.

Марта вставила ключи в замочную скважину,и тихо повернула замок. Хотелось бережно проникать в этот мир, не нарушая образовавшихся устоев. Она сняла обувь, отставляя её в сторону, повесила в шкаф шубу, отряхнула снег,и тихо прошла на кухню. Кристиан появился на пороге через несколько секунд, он всегда, словно физически чувствовал её присутствие.

  • Вернулась, - его губы расплылись в улыбке, и Марта с облегчением поняла, что он на нее не злится. Она на секунду залюбовалась им, его влажными приглаженными волосами, небрежно закинутым на плечо полотенцем, на капельки воды на лице, наверное он брился, когда она пришла.

Не выдержав такого большого пространства, Марта прильнула к нему, вдыхая запах лосьона,и потерлась носом о его гладкую кожу.

  • Значит,ты совсем не злишься на меня? - Спросила она немного отстранившись.
  • Это я должен был предупредить тебя о том, что у нас гости.

У нас.

Это "нас", привносило в общее состояние счастья, нотку какой-то эйфории.

  • Я купил вино и фрукты, - проговорил он, целуя девушку в макушку. - Один местный эксперт, убедил меня, что оно хорошее.
  • Не сомневаюсь, - Марта перестала бесцеремонно висеть на его шее, и принялась доставать из сумки, запотевшие контейнеры.
  • Я бы тоже хотела сказать, что это вкусно, цо, к сожалению, не уверена.
  • У тебя отлично получается, не скромничай, - Кристиан открыл шкафчик,и достал бокалы, которые тоже выбирала Марта. Высокие, натертые до блеска, на прозрачной, словно внутри битое стекло, ножке.
  • Какой сегодня фильм посмотрим? - Спросила она, перекладывая все, на более презентабельные тарелки.
  • Я нашёл "Форму воды" в хорошем качестве, - Кристиан ловко воспользовался штопором, когда пробка издала характерный звук.
  • Ты занимаешься пиратством? - Марта захихикала, прикрывая смех ладошкой.
  • Я и раньше так делал, - мужчина пожал плечами, переставляя бокалы. - А ещё, ты закормила меня, - Кристиан похлопал себя по животу, - наверное мне придётся заняться утренними пробежками.
  • Весной и займешься, - проговорила Марта, любуясь столом, - а зимой, гораздо полезнее проводить морозное утро под одеялом.
  • Мне так непривычно спать до отвала, - проговорил Кристиан, и помрачнел, присаживаясь напротив. - Чувствую себя бесполезным. Якоб достаточно образованный молодой человек, по нему видно, что он любит то, чем занимается, мне практически нечему его учить, я чувствую себя бесполезным. Стоит начать искать новую работу...

Марта оторвала взгляд от стола, и обеспокоенно посмотрела на мужчину. Она почувствовала на себе смену его настроения.

  • Кристиан, нужно подождать, люди достаточно злопамятны...
  • Это не оправдывает моё безделье, которое развращает душу и тело. Праздность - это грех.
  • Ты совсем не бездельничаешь, - уперлась Марта. - Совсем скоро, мы начнём ремонтировать гостиную, нужно будет, чтобы кто-то присматривал за этими нерадивыми рабочими, меня они слушать не станут, да и я ничего не понимаю в этом,так что, пока, ты необходим здесь.
  • Ты будешь всегда и во всем находить мне оправдания? - Кристиан мягко улыбнулся, глядя на Марту.
  • Я слишком долго тебя ждала, для того, чтобы делить тебя с дурацкой работой, дай мне хотя бы немного времени, насладиться твоим обществом.

Она вздохнула, поднимая бокал.

  • Давай выпьем за то, чтобы у нас было все хорошо?
  • Тебе точно можно? - Кристиан обеспокоенно посмотрел на Марту.
  • Доктор Аддерли, разрешила не более одного бокала красного вина, и велела не злоупотреблять, - Марта отпила немного,и зажмурилась от удовольствия, - очень вкусно. А ещё, она сказала, что уезжает из города. Ее, вроде как, приглашал мэр, для того, чтобы она подтянула квалификацию сотрудников,так что, она не узнает, если я немного переусердствую, - девушка пожала плечами, - давай, пробуй уже, что я наготовила.

Кристиан послушно взял вилку, и обмакнув креветку в соусе, положил её в рот.

  • Как я и говорил, очень вкусно.
  • А мне сегодня кусок в горло не лезет, - Марта покрутила в руках свою вилку,и отложила её в сторону.
  • Плохо себя чувствуешь?
  • Да нет, как-то необычно, - она снова опустила пушистые ресницы, касаясь пальцами кружевного низа платья.

Начиная с утра, её слегка мутило, а голова шла кругом, стоило только представить, что сегодняшний день, наконец-то настал. Она даже проверила в календаре свой цикл, опасаясь извечного "закона подлости". Но, все должно было быть в порядке.

Вчера вечером, перед уходом, она поменяла на их шикарной, огромной кровати белье. Белоснежное, до рези в глазах. Этой ночью, Кристиан спал на нем один, а сегодня...

Внизу живота все скрутило, когда она подняла глаза на него, казалось, он читал её как открытую книгу.

  • Ты краснеешь, - проговорил он, отпивая вино.
  • Платье наверное отливает, - Марта вцепилась в свой бокал, делая крупные глотки, как будто пьёт воду. Откуда взялась эта проклятая, никому не нужная нервозность?

Ей хотелось выглядеть сексуально, искушено, а не напоминать Кристиану девушку, впервые пришедшую на осмотр к гинекологу.

  • Может нальешь мне ещё? - Она подвинула в его сторону бокал, отводя взгляд.

Хотелось лёгкости, опьяненного веселья, расслабленности.

  • Ты сама передала мне указания миссис Аддерли, - Кристиан неодобрительно покачал головой,- Послушай, если ты переживаешь,или сомневаешься...
  • Стоп! - Марта протестующе выдвинула вперёд руку. - Я не хочу обсуждать это, как какой-то проект. В моей жизни и так все было не правильно, пусть хоть сейчас все будет так, как у всех. Вспышкой, страстью, чем-то естественным и правильным.

Марта посмотрела на Кристиана, чувствуя, что вот-вот расплачется. Что эта за новая идиотская черта в её характере? Неизвестно откуда взявшаяся сентиментальность.

Она проклинала себя на чем свет стоит, когда Кристиан поднялся со своего стула и подошел к ней, бережно убирая за ухо её прядь.

  • Ты прожила свою жизнь очень правильно, - проговорил он, лаская её слух, - возможно не совсем, в том плане, что выбрала себе в обожание нерадивого священника...
  • Не говори так...

Кристиан оборвал её, прислонив к губам палец:

  • ... но в нашем мире, таких достойных девушек как ты, очень мало. Ты чиста как цветок, Марта, невинна и девственна настолько, что мне страшно даже касаться тебя, опасаясь оставить свои следы. Ты дар, которого я, наверное, не достоин, но такой соблазнительный дар, от которого невозможно отказаться...
  • Прости меня. За все, что я делала. Мне казалось, что я поступаю правильно. Но я даже понятия не имела, насколько выворачиваю твою душу.
  • Ты делала все очень правильно, - Кристиан провел губами по ее обнаженному плечу,- действовала, как маленькая опытная искусительница, которая бы даже самого святого сбила с толку и заставила мечтать о себе.
  • Ты мечтал обо мне? - Марта прикрыла глаза, принимая его нежные поцелуи.
  • Каждый день, - утвердительно кивнул он, - грезил тобой, как сумасшедший.

Марта глубоко выдохнула, запуская свои пальцы в его ещё влажные волосы и прижимая сильнее.

Она и его руки, разве в эти моменты существовало что-то ещё? Да и не было за ней никаких заслуг, Марте даже представить было сложно, что однажды на его месте, мог оказаться кто-то другой.

В юном возрасте, когда все её подруги уже поговаривали о своих фантазиях, засматривались на мальчишек из старших классов, Марта, разве что, могла видеть только свои сны, в которых всегда присутствовал он. Она просыпалась взмокшая и возбужденная, каждый раз доведенная до исступления. Пару раз, после таких сновидений, она даже пыталась помочь себе

достичь разрядки, с помощью соответствующих фильмов, но ей было даже смотреть противно на других мужчин, что говорить о фантазиях оказаться на месте главной героини?

Даже в таких мелочах, в таких нюансах, в её голове был только один человек, и если это не небо навязало ей такую зависимость, значит пусть Бог сам разбирается с Дьяволом, чьи чары оказались сильнее.

Марта выгнулась, когда рука Кристиана скользнула по ее бедру, задевая резинки чулок. Каждое прикосновение как ожог, заставляющее гореть кровь, каждый поцелуй как наваждение, каждый вдох-безумие.

Марта почувствовала, как его рука замерла на ее бедре,и обхватив запястье Кристиана своими пальцами, она самостоятельно подтолкнула его, исследовать её дальше.

Развернувшись, она встала со стула, на секунду нарушая их контакт.

Она прижалась к нему крепче, и этого было достаточно, что бы Кристиан почувствовал подступающую волну возбуждения. Марта целовала его, жадно, словно первый и последний раз. Ему нравилось то, как она это делала. Их языки занимались любовью, развязно и грязно. Это придавало смелости. Безумно заводило.

Кристиан опустил свою руку ниже, раздвигая ее ноги, и чуть нё задохнулся, не сошел с ума, когда коснулся пальцами ее трусиков. Они были мокрые. Значит она хочет его.

Маленькая, хрупкая искусительница.

  • Иди ко мне, - он приподнял ее, заставляя ногами, обхватить свои бедра.
  • Куда ты тащишь меня? - Улыбнулась она, прерывисто дыша.

Она слышала. Как он возбужден. И ей это нравилось.

  • У меня был вкусный ужин. Но я слишком долго хорошо себя вел, поэтому заслуживаю самый лучший десерт, который ещё никто не пробовал.

Марта закрыла глаза, подставляя свою шею поцелуям. Она не

боялась предстоящей боли, она вообще о ней не думала. Не может быть больно, когда так хорошо.

Кристиан опустил её на ноги,и она послушно подняла руки, когда он нетерпеливо потащил вверх подол её платья. Одного его взгляда было достаточно, чтобы убедиться, что та непомерная цена за этот набор, еще и достаточно занижена.

Он смотрел на ее обнаженную грудь, остро торчащие соски,и на его лице отображалась каждая его эмоция.

  • Они такие не удобные, - проворковала Марта, поворачиваясь к нему спиной. - Поможешь мне от них избавиться?

Марта крепко прижалась к Кристиану, чувствуя его эрекцию. Так было проще вести себя более раскованно, думать что она по прежнему наедине с собой, репетирует их встречу.

Но когда его ладони накрыли её небольшую грудь, все полетело к чертям.

  • Господи, Кристиан... - Марта простонала, когда его одна рука осталась на месте, а вторая последовала по атласному плетению, и задела край трусиков.
  • Где неудобно, здесь?

Она лишь часто закивала, впитывая каждое ощущение, сводящее с ума.

Это просто не могло быть правдой. Она сейчас проснется,и проплачет всю оставшуюся ночь, потому что такие сны, самое изощренное издевательство.

Марта вздрогнула, когда Кристиан развернул её к себе лицом, и уложил на спину, инстинктивно приподнялась, когда он стащил с неё трусики,и посмотрел на нее.

Темный, порочный взгляд. В нем не осталось ни капли, той зеленоватой наивности.

Марта посягнула на самое святое, и у неё получилось надеть рога на ангела.

Ее грудь манила, он не мог налюбоваться этими бугорочками, которые покрывшись мурашками, плавно поднимались от каждого ее вздоха.

Это теперь принадлежит ему, так ведь?

Теперь он может сжимать ее, грубо или нежно, ласкать языком, облизывая сосок, или касаться губами, кусать доставляя приятную боль, а после дуть, заставляя соски затвердеть.

Кристиан ненасытно покрывал ее тело поцелуями, наслаждаясь каждым ее выдохом.

  • Тебе не тесно? - Марта расстегнула пуговицу на джинсах, и тугим кольцом сжала член Кристиана в своей руке.

Он был сбит с толку и замер, прикрыв глаза. Он наслаждался тем неизвестным чувством наслаждения.

Это было слаще меда. Ярче радуги.

Марта сама до конца не верила, что решилась на это. Это было так волнующе,так возбуждающе. Она прикусила губу, стараясь делать все правильно. Несколько раз провела вверх- вниз, прислушиваясь к его дыханию, опасаясь допустить ошибку.

Она впервые трогала мужчину. Там.

И только от этого осознания, чувствовала, что находится на грани.

Кристиан отстранился от неё, стаскивая футболку, стягивая штаны,только небольшой серебряный крестик касался его груди.

Все мысли бесследно вылетели из его головы, когда Марта коснулась его. Вся кровь сосредоточилась именно там, усиливая чувствительность.

Он был готов. Г отов как никогда. Переступить ту самую преграду, вкусить то, что ему все время запрещали.

  • Скажи мне, если что-то будет не так, если будет больно...

Марта лишь крепко обхватила его затылок, запуская язык в

рот,и бесстыдно раздвигая ноги.

Он определил направление с помощью руки, но войти в нее было не так просто.

Он чувствовал, как внутри было горячо и тесно. Тесно до сладкой боли.

  • Ты как? - Он посмотрел помутневшими глазами на Марту, но казалось, что она больше не с ним.

Она так долго этого ждала, что готова была пережить все. И сейчас, она словно вознеслась на высокой волне, касалась босыми ногами океана, и не тонула.

Марта прижимала его своими ногами, желая, что бы он отбросил свою нерешительность и полностью вошел в нее. Разорвал то, что мешало им стать одним целым.

  • Трахни меня, монсеньор, - она с придыханием поймала его стон,и почувствовала, как внутри что-то произошло.

Кристиан прижался к ней, попутно целуя и наслаждаясь полным погружением.

Он успел почувствовать преграду, прежде чем она исчезла, дрожа от того как было жарко, горячо и тесно. Было приятно, гораздо приятнее чем причастие и молитвы, чем тысячи чуящх жалоб, и взваленных на свои плечи грехов. Нега текла по его телу, когда он слышал громкие стоны Марты, от которых крепко сжатый тугими стенками член, пульсировал еще сильнее.

  • Все хорошо? - Кристиан вытер с лица пот, в поисках губ Марты.

Ее глаза были прикрыты, рот приоткрыт, она дышала так тяжело, что ее грудь то и дело взмывала вверх.

  • Да, Кристиан, хорошо. Хорошо, как никогда...

Их губы сплелись, пуская по венам отравляющий вкус их любви. Кристиан возобновил движения, опасаясь проникать полностью, страшась причинить ей боль. Такой маленькой и хрупкой под ним, получающей удовольствие, от каждого его толчка.

  • Я не знаю, когда мне нужно остановиться. Мне так хорошо, что я не понимаю...
  • Не останавливайся, не нужно, - Марта сильнее сжала его бедра, не давая ему усомниться в своих словах.

Его движения стали более уверенными, ритмичными, а она понимала, что ничуть не жалела о том, о чем мечтала всю свою жизнь. С первого его взгляда, она поняла что пропала. Елупый подросток, который одновременно и безумно желал,и странно боялся своих желаний.

Но это стоило того. Стоило обрезанных кос, скандалов матери, разорванных в клочья портретов. Стоило ее неприступности и верности. Унижения и слез. Бессонных ночей и депрессий.

Она громко вскрикнула, потому что его толчки стали быстрее и настойчивее.

Он растягивал ее, растягивал эту липкую горячую Вселенную, которая вот-вот и готова была взорваться, образуя новую галактику.

- Я люблю тебя, - прошептал он, и звезды посыпались на Марту, обжигая тело.

Казалось, на затяжное мгновение, она и вовсе покинула свою оболочку. Ее словно выбросило мощным взрывом,и теперь только её сознание, где-то на облаках нежно баюкали, наполняя абсолютным умиротворением.

После такого взрыва образуются новые планеты, новые миры.

Она с трудом разлепила свои веки, возвращаясь в реальность, желая встретиться взглядом с мужчиной, который позволил ей испытать то, что до сих пор блуждало по ее телу мурашками. Хотелось дать понять, насколько это для неё важно, насколько она любит его.

Но стоило ей отыскать его глаза, сквозь мутную пелену удовольствия, она успела запечатлеть, как он весь напрягся, совершая несколько толчков, а после задрожал, и его выражения коснулась волна блаженства. Марта прикрыла глаза ещё раз, его ощущения, немного продлили то неописуемое чувство, рожденное в её теле, но когда она открыла их вновь, вместо ожидаемой улыбки, Марта увидела испуг.

  • Эй, что такое? - Она приподнялась на локти, рассматривая его озабоченное лицо.
  • Я совсем забыл о... Методах контрацепции. Я вообще обо всем забыл. Не смог остановиться. Думал только о себе.

Он потер переносицу, прикрывая глаза. Возбуждение потихоньку стало спадать, и на смену ему пришел страх и стыд.

  • Все будет хорошо, слышишь? - Марта коснулась его волос, нежно поглаживая, - я сейчас схожу в душ, а ты не вздумай себя линчевать. Все произошло так, как я хотела. Разве наш первый раз должны были сопровождать ненужные резинки, которые попросту убили бы добрую половину наших ощущений? Мы слишком долго ждали друг друга, что бы быть осторожными. Это не случайный секс двух незнакомых людей. Ты понимаешь, насколько важно для меня было почувствовать твой первый оргазм? Который подарила тебе Я.

Марта коснулась его губ, нежно целуя. - Мне было так хорошо, как никогда, я люблю тебя, Кристиан.

Она осторожно встала, на еще не полностью вернувшиеся в цормальное состояние ватные ноги, и улыбнувшись ему через плечо, прикрыла за собой дверь.

Марта была счастлива. Больше никаких преград для них не существовало, больше ничто не могло их разлучить. Они стали близци настолько, насколько это было возможно. Может быть, однажды, и Бог сможет их простить.