• Уже не доброе, - хмуро отозвался Фотий, намекая на ее присутствие. Аннару сие ничуть не смутило.
  • А что это вы тут делаете, да еще в таком виде? - хлопнула ресницами она, с удивлением взирая на выглядывающую из-под моего плаща ночную рубашку. Ту саму, розовую.
  • Живем, - процедил сквозь зубы Фотий. Я благоразумно промолчала.
  • Ну-ну, - многозначительно подняла бровки она, тряхнув волосами. Все-таки они у Аннары не рыжие, а какого-то нездорового красного оттенка, навевающего мысль о неудачном эксперименте.
  • Вот змея, - с чувством прошипел ей в спину Фотий, когда сия особа, радостно улыбаясь, соизволила нас покинуть. - Наверняка чего-то задумала!
  • Не бери в голову, - передернула плечами я. - Ну что она может сделать?
  • Не знаю, - протянул советник. - Хотя ты, наверное, права...
  • Конечно! - улыбнулась я. - Давай встретимся после завтрака и все обсудим, хорошо?
  • Хорошо, - кивнул Фотий, и я, шлепая озябшими пятками по полу, поспешила к себе.

Итак, предательство свершилось, и теперь в моих интересах сделать так, чтобы оно

закончилось благополучно - то есть свадьбой.

Что ж, чем сложнее задача, тем интереснее ее решать, не так ли?

* * *

Завтракала я, как обычно, в гордом одиночестве, потому как Беатриса вновь уехала в город, на свою любимую работу, Мирослав был занят с послом (каюсь, не помню откуда), а где носило Фотия, я знать не знала. Впрочем, советник отыскался ближе к обеду, сосредоточенный и непривычно тихий. Так дело не пойдет! Надо бы развеселить, а то его кислое лицо мешает мне думать...

Пары шуток и нескольких историй из моей недавней педагогической практики хватило, чтобы справиться с поставленной задачей.

Мы с Фотием, радостно улыбаясь, выбрались в сад, перепугав местных птиц. Советник, стараясь сохранять серьезную физиономию, убеждал меня, что то, что я выложила ему сердечные секреты моей подруги - это не предательство, а активное способствование счастью аж целых двух человек. Причем делал это в таких выражениях, что я уже с трудом удерживалась от хохота. Ничего удивительного в том, что ничего вокруг мы не замечали, не было. Тем неожиданнее стал для нас голос, раздавшийся буквально над ухом:

  • Вижу, вы с пользой проводите время...

От неожиданности я чуть не упала, резко повернувшись на голос, и лишь рубашка Фотия, в кою я накрепко вцепилась, спасла меня от очередного позора. Мирош стоял под деревом, скрестив руки на груди, и мрачно смотрел на нас.

  • Ты прав! - подтвердил советник, а я быстренько отцепилась от него, смутно понимая, что чего-то здесь не так. Потому что от нечего делать на людей таким взглядом не смотрят. Ну разве что василиски, не выспавшиеся и вдобавок вставшие не с той лапы. Странно, за последнее время я ничего не успела натворить, тихо-мирно общалась с Беатрисой да еще Фотию помогала. А вот почувствовала себя так, словно меня за чем-то неприличным застукали.
  • Рад за вас, - тем же непонятным тоном проговорил Мирослав, практически прожигая советника взглядом.
  • А что, посол уже отбыл? - не к месту ляпнула я, дабы хоть как-нибудь разрядить обстановку.
  • Нет, так что я, к сожалению, не смогу присоединиться к вашему обществу, - без тени обычной насмешливости проронил Мирощ не смотря на меня.

Отлично! Вот и пойми этих мужчин - у них же семь пятниц на неделе! То глаз не сводит и несет всякую чушь, а то в упор не замечает! Кажется, настал тот миг, когда пелена спала с его глаз и он наконец осознал, что я ничуть не гожусь ему в жены...

Я растерянно теребила косу, чуть ли не впервые в жизни не зная, что сказать.

  • В таком случае не будем мешать твоим думам о делах королевства, - подмигнул неунывающий Фотий, как всегда ослепительно улыбаясь. Конечно, ему-то что? Это не его перед свадьбой бросить собираются! - Мы пойдем?
  • Разумеется, - с какой-то горькой усмешкой кивнул Мирослав. - Не смею больше вас задерживать. - И, развернувшись, стремительно пошел прочь.
  • Какая муха его укусила? - изумился советник.

А я почему-то вспомнила Аннару. К чему бы это?

  • Рыжая и вредная, - пробормотала я, пошатнувшись и ухватившись за крепкую яблоневую ветку.
  • Что с тобой? - переполошился Фотий, пытаясь заглянуть мне в глаза.

Я старательно отворачивалась, потому что их уже начало противно щипать.

Пока что я не понимала, в чем тут дело, но неожиданно вставшую между нами стену почувствовала сразу. И ничуть не сомневалась, чьи холеные ручки ее воздвигли.

  • Ярослава, я все понимаю, сейчас тебе не до меня... - начал было Фотий, но я решительно отпустила ветку, заявив:
  • Ну уж нет! Я не собираюсь отказываться от своего слова только потому, что у некоторых окончательно снесло крышу! Идем!

Ведь, в конце концов, должен же хоть кто-то быть счастлив в этом безумном мире, законы коего я окончательно перестала понимать.

* * *

  • Ты куда несешься? - в рукав Мирослава вцепились остренькие ноготки.
  • Куда-нибудь, - выдохнул он.
  • Раз тебе все равно, предлагаю последить за этой парочкой! - пропела Аннара, кивая в сторону неторопливо шагающих Ярославы и Фотия, все еще видных из-за веток.
  • Ни за что! - с негодованием воззрился на нее Мирослав. - Я никогда не опущусь до шпионажа!..
  • Не злись! Между прочим, сегодня на рассвете они весьма мило обнимались в коридоре!
  • Лжешь, - побледнел Мирослав. - Ты лжешь!
  • А смысл? - пожала плечами Аннара. - Хотя словами тебя не убедишь... А вот своим глазам ты наверняка поверишь. Только так мы сможем узнать, права я или нет. Ну что ты теряешь? Если нет, я извинюсь перед Ярославой, обещаю! А если да... Зачем Этьену такая жена?

* * *

Королевские советники обитали в Старгосте, почему-то не прельщаясь прелестями загородной резиденции, и Зал Совещаний пустовал. Именно потому мы и выбрали его для своих репетиций. Фотий нервничал, я же осмотрела Зал и осталась довольна.

  • Пробуй. И не бойся, это не смертельно, - усмехнулась я и пожалела о своей доброте, ибо советник напугал меня, упав на одно колено и придушенно сообщив:
  • Я тебя люблю!

Я представила на своем месте Беатрису и закусила губу в попытке сдержать смех. Подозреваю, что бедный Фотий получит по макушке прежде, чем успеет хоть что-то сказать...

А в следующий миг мне стало не до смеха - в глазах потемнело, и если бы не Фотий, лежать бы мне на полу.

  • Яра? - встревоженно шепнул он. - Ты в порядке?
  • Да, - простонала я, вцепившись в него дрожащими от слабости пальцами. Фотий тяжело вздохнул, но промолчал, крепко обхватив меня руками и позволяя придти в себя.

Завтра же поговорю с Гертом. Он панику разводить не станет, а вдвоем, может, и разберемся, что со мной не так.

  • Мирошу не говори, - немного отдышавшись, но все еще не рискуя отцепиться от Фотия, попросила я.
  • Не скажу, - хмыкнул он. - Но лишь потому, что ты сама ему все расскажешь.

Я чуть заметно кивнула. Расскажу. Когда сама пойму, что происходит.

* * *

  • Убедился? - усмехнулась Аннара, как только догнала стремительно покинувшего место шпионажа Мирослава. - Понял, что я не лгала?
  • Да, - безжизненно ответил он, невидящим взглядом скользнув по ней.
  • Твой долг - все рассказать Этьену! - прошептала Аннара, боясь спугнуть удачу. - Пусть знает, какова его невестушка на самом деле! Не любит она его, и никогда не любила! Ей другого подавай - веселого да смазливого, наверное уже и не знает, что придумать, чтобы от свадьбы отвертеться! Да и то - бедная девочка, без любви замуж выходить!
  • Я приму меры, - тем же тоном сказал Мирослав.

Довольная Аннара упорхнула, а он, оставшись в одиночестве, со всей силы ударил кулаком по стене и, закрыв лицо ладонями, медленно опустился на колени, да так и застыл, принимая самое важное в своей жизни решение.

* * *

Теплый вечер опустился на сад, укутывая его густыми темно-фиолетовыми сумерками. Крупные, яркие звезды сияли с иссиня-черного неба, и свет их путался в густых ветвях старых деревьев, таял на острых кромках травинок, мерцал в наполненном густыми цветочными ароматами воздухе.

Крошечный горбатый мостик с ажурными коваными бортиками в виде сплетенных кленовых веток, перекинувшийся через ленивый ручеек, казался ненастоящим, хрупким, а человек, замерший на нем, - не принадлежащим этому миру. Потерянным.

Опершись на едва светящийся в полумраке бортик, он смотрел в небо, и звездный свет растворялся в его глазах. В правой ладони была крепко зажата серебряная маска.

Невольно вспомнился другой вечер.

Сырой, осенний, полный моего отчаяния - и его уверенности в том, что все будет хорошо. Мы сидели на подоконнике в полной темноте, еще ничего не зная друг о друге, но уже имея самое главное - доверие...

Сейчас все было иначе. Той ниточки, что когда-то связала нас, больше не ощущалось.

Дыхание перехватило, и все слова, заготовленные заранее, исчезли, бесследно растворились в тишине, ставшей тяжелой, неуютной.

Мироша я не видела с того самого мига, как он практически сбежал от нас с Фотием, хотя искала по всему замку - для того, чтобы рассказать, что со мной происходит. Советник прав, разводить тайны на пустом месте слишком глупо. А мне надо привыкать, что я уже не одна. Что мои проблемы уже не только мои...

Это было странно. Страшно. Неизбежно.

И принять это оказалось сложно, не уверена даже, что я до конца все осознала, но сделать первый шаг на нелегком пути все равно когда-нибудь пришлось бы. Почему бы не сейчас?

Потому что - не сейчас.

Я стояла и не могла заставить себя преодолеть несколько шагов, хоть что-то сказать. Еще не понимая, что происходит, я чувствовала неприятности.

Не я одна скрывала свои мысли и переживания. Не я одна не умела ими делиться...

Зябко поежившись, я все же шагнула вперед. Еще раз и еще...

Мирош никак не отреагировал на мое появление. Лишь в глазах мелькнуло что-то чужое, горькое.