Дорога извивалась, проложенная по насыпи. Лес теснился на склонах, а внизу, под кронами, царил непроглядный сумрак.

Самое подходящее место для оборотней и прочей нечисти - мелькнула мысль. Почему-то ужасно захотелось заглянуть вниз, узнать, что там такое.

  • Будьте осторожны, Анна, - граф коснулся ее руки. - Там опасно.
  • Кто там живет?
  • Не знаю. И так лучше, - убежденно ответил Ярош. - Гулять в лесу одной нельзя. Гулять в лесу вообще нельзя.
  • Почему?
  • Так лучше.
  • Но дома я всегда...
  • Здесь не дома.

Девушка обиделась, и эта обида странным образом вытеснила боль и страх. Да, впереди ее ждала неизвестность,да, она одна против целого мира, но это еще не значит, что мир имеет право ее оскорблять!

Граф, видимо, почувствовал ее настроение. Пересел поближе, попытался обнять за плечи, привлекая к себе:

  • Милая,ты мне очень дорога. Мне будет страшно тебя потерять, если ты уйдешь в лес.
  • Я там погибну? Туда уходят и не возвращаются?
  • Туда уходят и не возвращаются, - эхом повторил он.
  • Тогда почему... - она замялась, не зная, как задать вопрос, - то есть, я хотела спросить, неужели никто не пытался узнать, что там происходит?
  • Отец пытался, - уклончиво ответил граф. - Он и его верный слуга отправились - и не вернулись. Гго искали. Тела не нашли, зато пропали те, кто отправился на поиски. Один за другим. Мать скоро умерла от горя.
  • Извините, - Анна вздохнула. - Но если тут так опасно, почему вы здесь живете?
  • Это наш дом, - как само собой разумеющееся, ответил граф. - И на дороге не опасно. Опасно в лесу!

Анна с тревожным любопытством косилась на обочину, но придорожные кусты росли так густо, что рассмотреть ничего не удавалось. Интересно,тут водится какое-нибудь зверье и

птицы? Иногда по наличию животных можно судить, насколько опасно в этой местности. Но из кареты разглядеть ничего не удавалось.

Последний поворот - и замок предстал перед нею во всей красе. Он примостился на террасе,и прямо перед ним вниз отрывался глубокий естественный ров - трещина в скале. Через нее был перекинут мост. Судя по его размерам, ставили его с тем расчетом, чтобы он простоял века и мог выдержать даже тяжелую рыцарскую конницу, не то, что одну-единственную карету.

Кучер трижды протрубил в рожок, и по этому сигналу ворота пришли в движение. Скрип старых цепей Анна услышала даже сквозь грохот копыт и стук колес.

- Приехали, - граф стиснул ее руку. - Нас встречают!

Проехав темным коридором, образованным двойным рядом крепостной стены, карета остановилась во внешнем дворе, неожиданно просторном и пустынном. К ним подбежали несколько человек, явно составлявших гарнизон замка, если судить по их вооружению и нагрудным кирасам. Двое придержали лошадей, ещё один распахнул дверцу,другой откинул подножку. Что-то бодро воскликнул на неизвестном Анне языке, в то время как остальные выстроились в линию.

Девушка опять испугалась. Она знала ляшский, прусский, галльский язык, латынь и немного итальянский. Но это наречие ей было незнакомо. Она догадалась, что солдат приветствовал хозяина. Ярош Витори ответил ему, потом взял Анну за руку и громко что-то произнес. «Моэ...» - было единственное более-менее знакомое слово.

Солдаты отреагировали соответственно - они вытянулись в струнку, отсалютовали ей копьями и проорали что-то веселое. Девушка сделала реверанс, поздоровалась с ними по-ляшски, решив, что этот язык подходит больше.

Граф просиял - Анна поняла, что угадала с выбором - подал гостье руку и повел к внутренним воротам, где их тоже встречали.

Внутренний двор был тесным - с двух сторон его сжимали крепостная стена и замок. В середине был устроен колодец, подле которого на небольшом пятачке земли росли два дерева, переплетенные ветвями. Участочек был невелик - примерно полторы сажени в длину и около полутора аршин в ширину. Меж узловатых корней торчали сорняки. Анне, привыкшей к садам, палисадникам, скверам и, тем более, лесам и полям, этот крошечный клочок земли среди голого камня причинил неожиданную боль. Если тут нет другой зелени, жизнь ее станет в этом замке невыносимой.

На высоком крыльце, к которому вели крутые ступеньки, сложив руки на груди, неподвижно, как статуя, замерла сухопарая женщина в темно-лиловом платье. Анна понятия не имела о том, что носят в этой стране, но как-то сразу догадалась, что ее платье уже давно вышло из моды.

  • Домоправительница, - шепнул Ярош. - Будь к ней почтительна.

Анна приблизилась, сделала реверанс. Сухопарая женщина несколько секунд пытливо рассматривала ее лицо, а потом неожиданно улыбнулась и что-то произнесла. Девушка опять не поняла ни слова, но поздоровалась по-ляшски.

  • О, панночка с Ляхии? - домоправительница тоже перешла на этот язык.

Ярош Витори, стоявший с Анной рука об руку, незаметно стиснул ей запястье, и девушка улыбнулась:

  • Из-под Кракова.

Она сама не знала, почему соврала, но улыбка домоправительницы стала еще теплее:

  • Как вас зовут, ясная панна?
  • Анной, ваша милость...
  • Зовите меня госпожой Магдаленой, пани Анна. Моя мать родилась в Варшаве.

Она посторонилась, сделала широкий жест, приглашая

девушку пройти вперед. Толпившиеся в сторонке слуги подходили по одному, и госпожа Магдалена называла их имена, упоминая, кто горничная, кто - повар, кто - садовник.

  • Садовник? - заинтересовалась Анна. - Здесь есть сад?
  • Есть, пани Анна, - ответила домоправительница. - Иорген вам его потом покажет. Скажите только мне,и я все устрою. Он не понимает по-ляшски.
  • А... кто-нибудь ещё понимает?

Еоспожа Магдалена бросила быстрый взгляд на графа, стоявшего рядом.

  • Моя дочь, - сухо, одними губами, сказала, как выплюнула она, после чего, как ни в чем не бывало, продолжила знакомить гостью с персоналом.

В замке проживало немного народа - десяток слуг,дюжина солдат, домоправительница со своей семьей и семейство Витори. Время от времени нанимали поденных рабочих в селении, расположенном неподалеку - если надо было что-то отремонтировать или организовать. Как сказала домоправительница, в прежние времена тут все было иначе.

  • К сожалению, графине пришлось рассчитать многих слуг, - говорила госпожа Магдалена. - Но, если вам будет не хватать прислуги, мы можем нанять народ в деревне. Правда, новичков придется учить...
  • Ничего не надо, - остановила ее Анна. - Дома я привыкла. У нас тоже было немного слуг...

Правда, особняк в Дебричеве был не такой огромный и мрачный.

Закончив с прислугой,домоправительница вместе с графом повели гостью знакомиться с замком.

Огромный полутемный вестибюль поразил девушку. Сводчатый потолок поддерживали стройные колонны, пол покрывала мозаика из выцветших, частично раскрошившихся плит. Несколько факелов с трудом разгоняли сумрак. Из вестибюля вели четыре высокие, в два человеческих роста,двери - две справа и две слева.

  • Библиотека, большая гостиная, парадная столовая, малый зал, - перечислила госпожа Магдалена. - На втором этаже кабинет прежнего хозяина, малая гостиная, парадный зал, комнаты отдыха, комнаты для занятий музыкой и танцами, комнаты для рукоделия, галерея предков и проход в домашнюю часовню. Жилые комнаты на третьем и четвертом этажах. В башнях тоже есть комнаты. Их, если желаете, сможете осмотреть позже. А пока я хочу показать вам ваши покои, где вы сможете переодеться, после чего вас представят хозяйке замка, графине Иржите Витори.
  • Это моя бабушка, - напомнил граф Ярош и добавил громче :
  • А как здоровье дядюшки Якоба?
  • Ваш достопочтенный дядя все утро провел в часовне, после чего изволил подняться в лабораторию.
  • Мой дядя Якоб долго искал философский камень, - пояснил для Анны молодой человек. - Сейчас он отошел от дел, но иногда вспоминает старое.

Девушка кивнула. Она слышала о том, что многие алхимики веками пытались открыть его секрет. Но, кажется, все давным- давно забросили эти опыты?

Госпожа Магдалена вела их темными узкими коридорами. Шаги гулко отдавались от стен и под потолком. Было довольно прохладно - еще бы, протопить такое огромное каменное здание непросто даже летом. Зимой тут, наверное, холодно, а летом - прохладно и душно. Ничего не скажешь, веселое местечко! Но Анна гнала прочь дурные мысли. В конце концов, ей некуда деваться. Надо как-то приспосабливаться. «Я

  • ведьма. Со мной цичего не случится!» - как заклинание, повторяла она всю дорогу.

Наконец, домоправительница подошла к двустворчатой двери, стукнула три раза и, приотворив, проскользнула внутрь.

  • Это покои бабушки, - шепнул граф Ярош. - Г оспожа Магдалена должна ее приготовить. Будьте скромны и

немногословны. Вы помните, что говорили на постоялом дворе?

Анна нервно кивнула. Все мысли от волнения вылетели из головы,и осталось только одно: она должна понравиться бабушке своего «жениха».

Госпожа Магдалена сунула нос в щелку:

  • Прошу, панна. Она ждет.

Анна тихо вошла в просторную комнату, казавшуюся полупустой. У тети Маргариты такой огромной была гостиная, где ведьмы-сестры пили чай во время редких собраний.

Четыре окна завешивались темными шторами. Между ними оставались узкие щели, которые больше подчеркивали, чем разгоняли сумрак. В глубине стояла широкая кровать под пологом из темно-вишневого бархата. Вишневого цвета было и покрывало поверх одеяла. Всеми оттенками коричневого, от охристого до свекольного, радовали глаз пол и обои. Кроме кровати,тут стояло кресло подле камина, большой сундук, покрытый тканью и туалетный столик, заставленный пузырьками и коробочками. Боковая дверь вела, очевидно, в туалетную комнату.

Осмотреться как следует гостье не дали. Граф Ярош тихо сжал ее пальцы, подталкивая к постели. Анна сделала несколько шагов и остановилась, глядя на полулежавшую на высоко взбитых подушках сухонькую женщину. Ночная сорочка из бело-желтого застиранного льна была стянута у тощей шеи шнурком, седые волосы рассыпались на подушке и по плечам, голову покрывал чепец с кружевами. Темное, как от загара, сморщенное лицо со скорбно поджатыми губами застыло, словно у восковой куклы.

  • Бабушка, - граф Ярош заговорил по-ляшски, - здравствуй.

Мы приехали. Вот... я привез...

Не глядя на внука, старая женщина что-то прокаркала в ответ. Анна только по интонации поняла, что та задала какой-то вопрос, на который молодой человек ответил на том же языке. Помолчав, старая графиня бросила одно-единственное слово и прикрыла глаза.

  • Я сказал, что ты не знаешь нашего языка и можешь говорить только по-ляшски, - шепотом пояснил Ярош. - А она...

Графиня что-то сказала.

  • Она говорит, что ты должна научиться, - перевел Ярош.
  • Я обязательно научусь, - сказала Анна, делая реверанс.

Старая женщина бросила на нее холодный взгляд и опять

заговорила с внуком по-своему. Судя по интонации и прорезавшей ее лоб морщине, она была чем-то недовольна.

Г раф Ярош оправдывался. Даже взял руку Анны и поднял повыше, чтобы показать перстень, который все ещё сидел на пальце девушки. Та поняла, что старухе что-то не нравится в невесте внука, а внук защищает нареченную. С одной стороны, это было хорошо - не даст в обиду - а с другой как-то сделалось горестно. Неужели она не понравилась графине? За поддержкой Анна обратилась к госпоже Магдалене, и домоправительница ободряюще улыбнулась ей.

  • Иди, - послышался глухой голос. - Иди с Магдаленой. Она покажет тебе твою комнату.

Ярош с виноватой улыбкой развел руками - мол, я бы сам рад был это сделать, но бабушка решила иначе.

Домоправительница с поклоном предложила гостье следовать за нею.

  • Ну, вот, - промолвила она, когда обе женщины уже покинули покои графини и шли по тем же коридорам в обратном направлении. - Можно считать, что вы представлены хозяйке...
  • Представлена, но, кажется, не понравилась? - вздохнула Анна.
  • Не берите в голову. Госпожа Иржита больна. Она все воспринимает с обидой и досадой. Горничные плачут от ее придирок. Но вам она ничего не сделает. Вы прибыли сюда по ее приглашению...
  • Хорошо приглашение!
  • Хозяйка сама отправила его светлость на поиски невесты. Значит, должна была смириться с тем, что его выбор может ей не понравиться. Вот увидите, у вас будет достаточно времени и возможностей, чтобы заставить ее переменить мнение. Но начать учить язык вам лучше как можно скорее.

За разговором они углубились в такую путаницу коридоров, что Анне на память пришли легенды о знаменитом Миносском лабиринте - якобы на острове Крит был выстроен лабиринт, в котором жил чудовищный Минотавр, пожиравший тех, кого туда спускали. Выхода из него не существовало,и человек был обречен блуждать по коридорам до тех пор, пока Минотавр по следам не находил свою жертву. Похоже, тот, кто строил этот замок,тоже слышал легенду о Минотавре.

  • Мы не заблудимся? - забеспокоилась Анна.
  • Нет.

Они добрались до коридора, в который открывался ряд дверей. Напротив каждой двери в нише стояла статуя. Не очень-то приятно - открываешь дверь и натыкаешься на взгляд мраморных глаз.

  • Вот, смотрите, - госпожа Магдалена впустила гостью в комнату. - В вашем распоряжении комната для рукоделий, будуар, спальня, гардеробная и туалетная комната. Я пришлю к вам свою дочь Агнессу. Она будет вашей горничной, покажет замок и начнет учить нашему языку. Пока отдыхайте. Обед будет подан через два часа.