Внутри когда-то бушевало пламя. Огонь уничтожил все перекрытия, не говоря уже о мебели и полах.

Остались только полуразрушенные стены и давно слежавшиеся груды угля и золы. Почему-то ни бурьян, ни крапива, ни иные сорняки не посягнули на это место. Кругом был только камень, снег и следы пожара.

И... Нет, впереди было что-то еще. Там, в развалинах, таилось нечто, притягивающее взоры. Сами эти развалины были какими-то странными.

Анне понадобилось несколько минут, чтобы сообразить, что не так.

Оказавшаяся рядом Неждана вертела головой:

  • Ты чувствуешь? Здесь. Они умерли здесь.

-Кто?

  • Они.

Неждана стиснула ее руку так, что Анна вскрикнула, зажмурилась от боли...

И увидела.

Огонь.

Он повсюду. Приникает к окнам снаружи, грохочет и гудит в трубах, рычит и ворочается под полом, предупреждая о своем появлении струйками дыма, карабкается на крышу, цепляясь за стены. Это колдовской огонь, ему подвластно дерево и камень, ветошь и железо. Плавится и течет стекло,трескаются кирпичи.

Их семеро. Семеро ещё живых. Семеро женщин и девушек среди нескольких десятков мертвых тел. Шестеро мечутся, ломая руки, выкрикивая мольбы пополам с проклятьями и обрывками заклинаний. Седьмая, старуха, стоит на коленях, обнимая распростертое тело совсем юной девушки, не старше пятнадцати лет. Девушка мертва, но старуха никак не может в это поверить. Она трясет ее, зовет, пробует привести в чувство, но поздно. Силы старухи на исходе. Здесь слишком душно от дыма и жарко от близкого огня. Задыхаясь, падают ее сестры, в последнем усилии тянутся к ней, ползут по горящему полу, обжигаясь, чувствуя, как языки пламени кусают тело, как огонь уже рвет кожу и волосы. Кричат, стонут от боли, но ползут.

Старуха воет в последнем порыве ярости и отчаяния...

И те, кто стоит снаружи, окружив горящий дом, слышат

этот вой сквозь гул племени и треск горящего дерева. Их тоже семеро, и рядом тоже на сырой земле, в грязи, лежат тела тех, кто не дожил.

Но семеро выжили.

Выжили, чтобы, дождавшись, пока огонь поглотит тела запертых в доме ведьм, начать обряд, запирая силы и души тех, кто только что расстался с жизнью.

  • Они были здесь, - голос Нежданы дрожал. - Ты чувствуешь, Анна?

Девушка кивнула. Она не видела ведьм, которые умерли на этом самом месте двести лет назад, но чувствовала их страх, ярость и боль. От силы этих эмоций кружилась голова.

Нервничала не только она - все собравшиеся ведьмы, судя по их лицам, ощущали нечто подобное. Тетя Маргарита протолкалась ближе к племяннице и крепко обняла ее, словно и они тоже оказались среди огня, и старуха пытается защитить молодую, заслонить от смерти. Кто-то из девушек застонал. Старухи тихо выли. Всем было плохо. Все ощущали чужую боль, как; свою.

  • Крепитесь, сестры, - голос матки перекрыл стоны и вой. - Я с вами. Все будет хорошо.

Она прошла вперед, ступая босыми ногами по снегу и торчащим из него полуразрушенным остаткам сгоревшего дома.

  • Встаньте в круг. Здесь и сейчас настало время мести для нас! - она раскинула руки. - Семь Печатей замки отомкнут. Семь Печатей силу вернут. Семь Печатей! Семь чудес. Семь Печатей - сейчас и здесь!

Ведьмы рассредоточились, вставая в круг. Анну с одной стороны крепко взяла за руку тетя Маргарита, с другой - всхлипывающая Неждана. Дальше стояли Марина Глинская, еще какая-то старушка, а дальше...

Девушка помотала головой, не веря своим глазам. Но ей показалось, что четвертой, за незнакомой старушкой, свое

место заняла болотная ведьма с Карпатских предгорий. Дальше - какая-то дряхлая, еле державшаяся на ногах старуха. Но ни сестры Виктории, ни лесной ведьмы Клары она, как ни старалась, разглядеть не могла. Как не было почти никого из пансионерок - только с противоположной стороны круга можно было различить двух близняшек, но кто это? Не видно!

  • Здесь и сейчас, - голос матки задрожал, наливаясь силой, - мы воззовем к нашим сестрам, нашедшим здесь свою смерть. Здесь и сейчас откроем запечатанные врата и освободим скрытую силу. Здесь и сейчас мы обретем то, что было отнято у нас двести лет назад. Здесь и сейчас мы восстановим справедливость. Здесь и сейчас мы обретем утраченную силу!

И мир содрогнется... Придите,избранные!

Анна почувствовала, что тетя мягко и ненавязчиво толкает ее вперед. Что? Зачем? Ах, да, у нее же Печать! Девушка несмело сделала шаг вперед, выходя из круга. Остановилась, озираясь. Она ждала, что сейчас к ней присоединятся ещё несколько ведьм, ну, может один-два колдуна, но все стояли, как вкопанные.

Они встали рядом - две женщины. Матка улыбнулась, глядя на Анну.

  • Что ж, вот мы и встретились, - произнесла она. - Настало время изменить этот мир.

Анна замерла. Ей стало страшно того, что сейчас будет. Она поняла, что оказалась одна-одинешенька, против целого мира. Мира, которого вот-вот не станет. Мира, в котором осталось ее прошлое. Ее жизнь. Ее...

«Я готов пойти за тобой туда... »

Нет, ведьмакам нет места в мире ведьм. И его, того единственного, первым принесут в жертву. Сожгут на руинах прежнего мира.

  • Нет, - услышала она свой голос. - Этого не будет!