Кошка и крыса ничем не обнаруживали своего присутствия, пока извозчик, не затащив чемодан в дом, получил за труды лишний двугривенный и укатил восвояси.

Пожилая дама постояла на крыльце, глядя в сгущающуюся темноту, а потом распахнула дверь пошире:

  • Проходите!

Крыса шмыгнула первой. Кошка переступила порог важно, задрав хвост.

  • Ну-у, ка-ук? - промурлыкала она. - Отвезла-у?
  • Отвезла, - вздохнула Маргарита Дебрич.
  • Ничего-ничего, - крыса торопливо умывалась. - Так надо. Надо потерпеть...
  • Да, но я как-то привязалась к ней. И как представлю, что ее целых четыре года не будет с нами...
  • Чеутыр-ре? - мурлыкнула кошка.
  • Да. Анна поступила в младший класс. Во второй младший класс, не с совсем зелеными цовичками. Она сама экзаменовала нашу девочку! - под «нею самой» пожилая дама разумела директрису.
  • Ничего-ничего, - крыса чихнула. - Четыре меньше, чем пять. Потерпим!

В глубине пустого, погруженного во мрак, старого дома послышался раскатистый глухой звук, словно кто-то буркнул в больную бочку.

  • И этот тоже, - скривилась Маргарита Дебрич.
  • Р-распусти-улся он у тебя-у, - кошка первая проследовала на кухню.

Когда три ведьмы переступили ее порог, в печи вспыхнул огонь. Следом сама собой зажглась лампа на большом столе.

  • Переживает, - пояснила хозяйка дома. - Выслуживается. Подлизывается.

Под потолком что-то ухнуло.

  • Мы все-у пеу-риживаем! - кошка запрыгнула на стул, решив не менять кошачьего облика на человеческий. - Как она?
  • Думаю, справится!
  • Одна? - пискнула крыса из-под стола.
  • А вы сомневаетесь, сестра? В Мертвом Доме она тоже была одна - и ничего, у девочки все получилось!

В буфете среди посуды что-то грохнуло, как будто невидимая рука ударила по стопке тарелок.

  • Прекрати! - прикрикнула Маргарита Дебрич. - Много воли взял! Смотри у меня! Если хоть одна из тарелок треснет - нынешняя кара тебе покажется раем!

Призрак опять чем-то грохнул, но уже намного тише. Мол, принял к сведению, но свое мнение не изменю.

  • А она хоть знау-ует, куда попала? - поинтересовалась кошка.
  • Нет. Я решила ей ничего не говорить. Думаю,так будет лучше. Для всех нас!

Последние слова она почти выкрикнула, обращаясь преимущественно к потолку, но на сей раз ответа от призрака не последовало.

Дребезжащий колокольный звон донесся из-за дверей.

  • Урок окончен, девочки! Мария, собери тетради. Марфа, ты займись учебниками. До завтра, - сказала наставница.

Девочки зашевелились, вставая и кладя перья. Марфа и Мария собрали тетради, перья, книги.

  • Стройтесь парами, - классная дама вышла вперед. - И идем на обед.

Это «стройтесь парами» Анна терпеть не могла, несмотря на то, что прожила в пансионе уже десять дней. Девочек в младшем классе - во втором младшем классе, как его почему- то называли - было девять - четыре пары близнецов,и она. И, как не стройся, ей постоянно не хватало партнера. Шла ли речь о прогулке в сквере, или в выполнении заданного урока. Даже во время дежурства в дортуаре. Она всегда все делала в одиночку, чувствуя на себе взгляды остального класса. Да, надо признать, что в гимназии Дебричева было намного легче - там ни у кого из ее одноклассниц не было сестры-близнеца,там она не чувствовала себя ущербной по этой, не зависящей от нее, причине. И в ее бывшем классе все-таки училось в два раза больше девочек. Там было проще затеряться в толпе. А тут... у всех одноклассниц уже были свои подруги-сестры, и лишь Анне не с кем даже поговорить.

Девочки выстроились парами, вслед за классной дамой выходя в коридор. Анна шла замыкающей, чувствуя себя, словно приговоренная к позорному столбу. Эх, если бы у нее действительно была сестра! Пусть не близнец, пусть старше или младше! Насколько легче тогда бы жилось!

Кормили девочек сытно, но однообразно - повар готовил один огромный котел щей или борща, и ученицы ели это блюдо несколько дней подряд. На второе, а также завтрак и ужин, обычно подавалась каша или тушеная капуста и по одному яйцу. В перерывах пили чай с булкой и сыром. В обед также давали взвар*, простоквашу или молоко. По выходным был горячий шоколад. И все. Как тут не вспомнить кулебяки, торты, жаркое и пироги дома у тети! А сладкие коврижки, которые ей приносила сестра Виктория? А орехи и ягодное варенье от сестры Клары? Девочкам почти ничего не присылали из дома. А если кто и привозил гостинцы, их съедали в первый же дець или берегли под подушкой. Например, у Елены и Алины хранилась одна баночка с монпасье на двоих, близняшки каждый вечер пересчитывали леденцы и съедали по одной штучке, ни с кем не делясь.

(*Взвар - здесь, компот на меду.)

Анна сидела с краю стола,торопливо глотала щи. Девочки среднего и старшего классов дежурили по очереди, помогая служительницам. Обычно ставили на дежурство по двое, и Анна с некоторым содроганием ждала, когда же черед дойдет и до нее.

Щи были горячими, но слегка кислили - их разогревали уже четвертый раз подряд. А вот пшенная каша остыла еще утром,и лежала в тарелке желтовато-сизым куском. Анна кое-как похлебала щи, стараясь не обращать внимания на вкус, и мужественно стала отколупывать ложкой кусок за куском от каши. Прошло время, когда у нее кусок в горло не лез от волнения. Сейчас она старалась справиться со своей порцией как можно быстрее.

Девочки то и дело посматривали на нее, шептались или просто переглядывались без слов. Хотя Анна мало с ними разговаривала и только на общие темы, она уже успела разделить их между собой. Марфа и Мария была заводилами их маленького класса, всегда командовали остальными и, чуть что, первыми спешили доложить классной даме обо всех нарушениях. Перед ними заискивали,их любили, их боялись - но с ними не ссорились.

Дарья и Домна были самыми тихими, но взгляды, которыми они иногда награждали одноклассниц, говорили о том, что с этой парочкой связываться опасно. В этом тихом омуте водились не черти, а кое-кто пострашнее Змея Горыныча.

Смешливые и болтливые Елена и Алина считались отличницами, но ужасно любили совать во все носы. Они первыми устроили Анне настоящий допрос, пытаясь вызнать всю ее подноготную. И они же, как никто другой, умели подольститься и к Марфе с Марией, и к классной даме, и к учителям.

Ну и, наконец, Таисия с Таифой. Строгие, решительцые. Казалось, их ничто не увлекает, кроме учебы. Они послушно выполняли все задания, почти не задавали вопросов и никогда не рвались отвечать , если учитель спрашивал: «Ну, кто сам хочет идти к доске?» И в то же время всегда и во всем согласны с Марфой и Марией.