Идущий возвращался с охоты, куда его зазвали новые приятели.

Их у него оказалось неожиданно много - а все потому, что его недавний союзник Говорящий С Ветром прибыл в числе первых и успел рассказать остальным, чем он развлекался недавно. В результате Идущий сразу оказался в центре внимания своих ровесников и драгов постарше, которым было интересно взглянуть на того, кто ухитрился вызвать на бой своего наставника и победить. Драки и дуэли между драгами давно отошли в область преданий. Битву можно было наблюдать только во время прохождения заседаний Совета Мудрых, когда бились друг с другом либо драгини, не поделившие кандидата в женихи, либо, что намного чаще, отец невесты с ее избранником. В остальное время драги были слишком заняты, чтобы воевать и ссориться. И вдруг - такое!

Да не один на один, а двое на одного! Не удивительно, что холостяки горели желанием пообщаться!

После долгой беседы не было ничего удивительного в том, что они отправились на охоту - подобные рассказы всегда возбуждают аппетит. В паузах между отдельными церемониями молодежь была предоставлена сама себе и могла развлекаться напропалую.

Компания прибыла на покрытую травой безбрежную равнину, и вскоре кто-то из них заметил довольно большое стадо горбатых темно-рыжих быков, покрытых длинной шерстью. На горных быков они походили мало - разве что фигурой. У них и ноги были длиннее, и рога побольше, и шерсть курчавилась, а не свисала длинными прядями. Вспугнув стало, драги кинулись в погоню. Каждый поймал себе по одному быку, сперва отбив намеченную жертву от стада, а потом догнав ее. Быки мчались со всех ног, но тягаться с драгами им было не под силу. То один, то другой настигали

жертву, на ходу сбивали с ног и падали сверху, сразу вонзая когти и зубы.

Идущий уже повалил добычу и стал ее рвать, зубами, торопливо набивая желудок кусками мяса. Сырое, еще теплое, сочащееся кровью, вздрагивающее последними судорогами, оно было непривычно - все-таки дома драги питались немного иначе, и часто их пища носила следы обработки слуг и домочадцев. Но здесь и сейчас, после долгого полета, азарта погони и борьбы сырое мясо казалось настоящим деликатесом.

  • Здорово! - прочавкал угольно-черный драг с серебристым гребнем и красивым узором «сеточка» на плечах. - Я не против слетать сюда ещё раз. Как считаете?
  • Здорово! Конечно, слетаем! - послышались ответные голоса. - Да хоть завтра. Тут быков много...
  • Если никакой церемонии Мудрейшие не проведут, - уточнил Говорягций С Ветром. - Будет неудобно опоздать.
  • Тогда встретимся сразу после церемонии. Времени навалом!

Идущий вдруг перестал жевать. Перед ним лежала добрая половина туши, но доедать он не стал. Раскинул крылья, разбежался, с трудом взлетая с ровной площадки. Набрав высоту, заложил вираж, входя в пике, подцепил туну когтями и снова взмыл ввысь.

  • Ты куда? Что случилось? Куда торопишься? Мы же еще хотели... - раздались снизу голоса.

«Дела! - ответил он сразу всем. - Боюсь опоздать.»

«Делами» был Бескрылый, который, опасаясь разоблачения, сидел безвылазно в пещере, лишь во время очередного выступления выглядывая из-за плеча близнеца-наследника, чтобы полюбоваться на соперников брата. Естественно, он не мог охотиться, и на плечи Идущего легла эта обязанность. Например, после церемонии открытия он уже дважды приносил ему еду, но вот вчера и позавчера забыл. Да, драги могут не есть два-три дня, но Бескрылому нужно много сил, чтобы потом одолеть обратный перелет до гнезда. Это несовместимо с голодовкой.

Однако возвращаясь в Чашу Совета, он услышал ментальный призыв о помощи.

Белянка!

Призыв доносился не со стороны их пещеры, а это значило, что человечка отправилась куда-то побродить и попала в неприятности. Решив оставить на потом выяснение отношений с Бескрылым - во имя каких предков он не проследил за нею?

- Идущий на бреющем полете пронесся над террасой, скинув половину бычьей туши у порога своей пещеры, и устремился туда, откуда слышался зов.

Подлетая, он сразу узнал Белянку по длинным светлым волосам. А в двух шагах от нее - чужого темно-зеленого драга. И, не раздумывая, поспешил вниз.

Слушающая Землю улучила минутку и заглянула в пещеру. Ну, так и есть! В дальнем углу у самой стены скорчился комочек плоти.

  • Дочка! Вот ты где!

Юная драгиня подняла голову.

  • Мама?
  • Тебя не было на церемонии, - драгиня прошла в пещеру, складывая крылья, чтобы не повредить их о сводчатый потолок и заодно не обрушить узорчатые сталактиты. - Почему тебя не было? Мы отбирали новых кандидатов в женихи. Там я видела одного... тебе он должен был понравиться...
  • Я не хочу, мама, - драгиня выпрямилась, но смотрела в сторону.
  • Почему?
  • Они мне не нравятся.
  • Все?
  • Да, все! - дочь занервничала, ее хвост несколько раз шлепнул кончиком об пол.
  • Но ты почти никого не видела!
  • Мне достаточно того, что я о них слышала! - показывая категоричность своего суждения, драгиня резко подняла и тут же «схлопнула» гребень.
  • И что же ты слышала? Про то, как некий Идущий Сквозь Ночь заключил военный союз с Говорящим С Ветром, и они вместе отправились воевать с наставником Идущего, Летящим К Северу, дабы наказать его за воровство? Да, это новость так новость. Подобного не случалось много лет. И Говорящий С Ветром уже написал целую поэму об этом событии... Кстати, он будет читать ее завтра! Советую послушать. Тот отрывок, который он нам представил для ознакомления... он довольно интересный! Ты знаешь, что у нас уже есть один поэт, Поющий Под Звездами? Так вот, кажется, у него появился достойный соперник!
  • Не хочу, - драгиня снова опустила голову на передние лапы.
  • Но ты же не можешь просидеть все время тут.
  • А почему?
  • Ты должна выбрать себе супруга и создать семью.
  • А ты? - драгиня снова подняла голову, уставившись на мать. - Что будешь делать ты?
  • Я? - та склонила голову, слегка шевеля гребнем и хвостом, что означало смущение и колебания. - Я наконец-то смогу отравиться к твоему отцу...
  • Почему? - голос дочери зазвенел от напряжения.
  • Таков обычай. Ты знаешь. Я... я очень любила твоего отца. Мы были счастливы, пусть нам и недолго выпало быть вместе. Когда он погиб... я словно наполовину умерла, настолько мне было плохо. Ты была ещё совсем крошкой и не помнишь...
  • Все я помню, - проворчала юная драгиня, отворачиваясь.
  • Тогда ты должна понять, что я не могу... не могу жить без него. И я должна буду умереть после того, как ты выберешь себе мужа. Таков обычай.

Юная драгиня внезапно сорвалась с места и кинулась к матери, обвивая ее шею своей.

  • Это плохой обычай, - горячо воскликнула она. - Это неправильный обычай. Я так не хочу, слышишь? Не хочу, чтобы ты умирала! Живи, пожалуйста! Не оставляй меня одну!
  • Дочка, - Слушающая Землю растроганно распустила гребень, - спасибо за теплые слова, но... Но когда у тебя появится муж, я тебе стану не нужна!
  • Это неправда! Ты всегда будешь мне нужна, мама!
  • Но... наши обычаи...
  • У нас плохие обычаи, мама! Очень плохие. Они мне не нравятся! Их надо изменить!
  • Как? - против воли, Слушающая Землю почувствовала, что улыбается.
  • Я ещё не знаю, но... Но я что-нибудь придумаю, обещаю!

Драгиня вздохнула. Ей ужасно жаль было дочери. Все-таки

плохо, когда ребенка воспитывает только один родитель. Он вечно в делах, ему нет дела до потомства. Бескрылая тетушка и слуги с домочадцами не в счет. От них часто никакого толка. Может, поэтому ее Крадущаяся В Тишине выросла такой робкой и, что стесняться правды, немного странной. Она мало общается с другими невестами, почти всегда сидит в пещере.