- Ну, что я говорил? Она все-таки выбралась! - прошептал Идущий.

Бескрылый тихо скрипнул зубами, прижимая гребень. На самом деле это он предложил брату потихоньку вернуться с полпути и понаблюдать, что будет делать человечка, оказавшись предоставлена самой себе. Клетка не заперта, а она уже вкусила свободы и наверняка захочет снова воспользоваться шансом. Для этого самочка кажется достаточно сообразительной. Идущий сперва упирался - мол, столько хлопот из-за какой-то полудикой человечки! - но потом согласился с доводами Бескрылого. В нем слишком много было от ученого, а Белянка представляла собой интересный объект для наблюдений. Она вела себя совсем не так, как та старуха. Она была...

  • Что она собирается делать? - насторожился Бескрылый.
  • На солнце греется?
  • Да не похоже. Подобралась к самому краю!
  • Да, - Идущий подвинулся немного вперед, чтобы лучше видеть, и настроил зрение так, чтобы фиксировать каждую мелочь. - Смотрит вниз.
  • Интересно, что она там нашла?
  • Откуда мне знать! Может, собирается полететь?
  • Вниз? У человеков нет крыльев, - фыркнул Бескрылый. - У меня, кстати, тоже.

Идущий повернул к брату голову. Насколько он помнил, тот впервые упомянул свое увечье в разговоре.

  • Вот это ты сейчас к чему?
  • К тому, что если бы я хотел покончить с собой, тоже кинулся бы вниз со скалы. Правда, для этого мне пришлось бы забраться, куда повыше и...
  • На что это ты намекаешь?

Вместо ответа Бескрылый указал на окно и замершую на краю фигурку. Человечка опасно наклонилась вперед.

  • Глупости. Она...

Она покачнулась.

Бескрылый ахнул. Идущий сделал резкое движение, шаркнув ногой по камням.

Она обернулась, вздрогнула - и не удержала равновесия.

Короткий вскрик. Взмах рук.

Идущий рванулся вперед, с места сильно отталкиваясь задними лапами и машинально растягивая время. На то, чтобы одновременно «схлопнуть» пространство, сократив расстояние, его уже не хватало - за один раз можно было проделать что-либо одно - и, пока он сжимал свое тело в тугую пружину для нового прыжка, перед глазами медленно, как сквозь густой кисель или толщу воды, над обрывом плыло, постепенно откидываясь назад, тонкое хрупкое тельце. Мордашка искажена от страха, аура трепещет, лапки отчаянно колотят по воздуху - совсем как у детеныша, впервые попробовавшего махать крылышками. Время растянулось и для нее - мгновение стало минутой, наполненной ужасом.

Но драги умеют сжимать время и пространство в тугие пружины, подчиняя их своему желанию. И, остановив время, Идущий успел запрыгнуть на окно и, протянув лапу, сомкнуть кулак поперек ее туловища, задержав падение.

Удар хвоста. Крылья распахнуты, как противовес, упираясь кончиками в края. Толчок назад, всем корпусом, и вот уже время отпущено и мчится вскачь, стремясь наверстать упущенное.

Подбежал, хромая сильнее обыкновенного, Бескрылый.

  • Ну, как ты? Успел?
  • Еще бы не успеть!

Он выпрямился, протянул брату кисть, осторожно, как чужие, разжал пальцы.

Для человечки все случилось слишком быстро. Только что

она падала, находясь во власти ужаса - и вдруг оказалась в когтистой лапе. Не понимая, что произошло, она обхватила обеими лапками один палец Идущего, прижалась к; нему, скорчившись и зажмурив глаза.

  • Цела?
  • Сам как думаешь?
  • Можно, - Бескрылый выпрямился, - можно ее потрогать?
  • Нет. Испугаешь.

Но это не помешало Идущему самому тихонько коснуться кончиками пальцев другой руки ее склоненной головки. Провести по спутанной длинной шерстке на голове и спине.

Человечка почувствовала его прикосновение. Пошевелилась, подняла голову. Трудно было понять ее мимику, но мордашка ее исказилась, пошла мелкими морщинками, как у обезьянки. Она что-то пискнула тонким голоском.

  • Все хорошо, моя маленькая, - промолвил Идущий, стараясь говорить, как можно ласковее. - Все хорошо. Ты в безопасности.

Она пискнула снова. Громче и истеричнее. Ее аура буквально вспыхнула и тут же опала, как языки пламени под порывом сильного ветра.

  • Ты ее напугал, - Бескрылый больше не пытался погладить маленькое существо, он просто стоял и смотрел. - Она вся дрожит.
  • Сам вижу, - Идущий только сейчас заметил состояние ее ауры, выдававшее страх. - И что мне, по-твоему, делать, умник? Она же не понимает нашего языка!
  • Попробуй не говорить, а думать. И не мыслями, а образами и чувствами.
  • Это как?
  • Бродящая По Воде утверждает, что человеки отлично понимают эмоции и могут научиться распознавать около ста слов и выражений.
  • Кто это такая - Бродящая По Воде? - личное имя говорило о

том, что это какая-нибудь наследница-драгиня. Но, как ни старался, Идущий не мог припомнить никого из знакомых, которого бы так звали.

Бескрылый мысленно обругал себя последними словами. Ну, надо же было так глупо подставиться! И кто его тянул за язык?

  • Кто такая Бродящая По Воде? - брат вздыбил гребень. Аура его полыхнула багровыми гневными всполохами. - Откуда ты ее знаешь?
  • Спокойно, - Бескрылый попятился, всем своим видом демонстрируя смирение. - Это всего-навсего писательница. У нас в библиотеке есть ее книга, посвященная содержанию человеков в домашних условиях.
  • Книга? - Идущий даже помотал головой. - У нас в библиотеке? И ты хочешь сказать, что... Нет, ты врешь! Я приносил несколько книг, но такой у нас точно не было. Если это правда, где ты ее достал? Кто ее приволок?
  • Наш отец. Когда они уходили с матерью строить новое гнездо, он, конечно, многое взял с собой, но кое-что оставил. Чтобы в библиотеке совсем уж не было пусто. А ты так и не удосужился проверить, что оставил отец!
  • И ты это сделал за меня? Прочел все эти книги...

Он не знал, злиться ему или восхищаться. Бескрылый читает книги!

  • Не все. Те, которые приносил ты, я не трогал!
  • Еще бы. Там не для таких недоучек, как ты, написано. По этим книгам я буду учить своих детей, когда они у меня будут!

Бескрылый промолчал. Скорее всего, учить читать племянников-наследников - или племянниц - будет именно он или Бескрылая будущей супруги Идущего Сквозь Ночь. По крайней мере, их с братом учили именно они, младший брат и две младшие сестры родителей. Сам отец, Идущий На Грозу, и мать, Поющая Среди Звезд, на подросшую малышню внимание не слишком обращали, целиком занятые друг другом и научными изысканиями. Правда, кое-каким азам магии и

науки отец все-таки сыновей обучал - но только после того, как проверил, насколько хорошо воспитал их дядюшка. Родители-драги вообще обращали внимание на своих отпрысков только в двух случаях - когда они ещё не покинули родильный чертог и нуждаются в опеке, и когда выросли достаточно крупными, чтобы начать учебу и подготовку к полету. Все остальное время близнецы были предоставлены сами себе - и дядюшке с тетками.

  • И что же ты там вычитал? - нарочито небрежно промолвил Идущий. - По поводу человеков.
  • Так вот, Бродящая По Воде утверждает, что при общении с человеками надо больше полагаться на свои мысли, а не на свои слова, - напомнил Бескрылый.
  • Правда? А что еще утверждает твоя писательница?
  • Я могу прочесть и...
  • Нет. Прочту я. Сам. Пошли в библиотеку. Не забудь прихватить клетку!

Ее снова запихнули в клетку, но на сей раз девушка была почти благодарна за это. Страх падения и смерти все ещё жил в ней. Она отчетливо помнила тот миг, когда край карниза ушел у нее из-под ног, успела осознать весь ужас смерти, приготовиться и запоздало возмутиться: «Не хочу умирать!» - и вдруг спасение. Так быстро, что она не сразу поняла, что все кончилось. Дракон ее спас, успев подхватить падающее тело. Дракон держал ее на лапе и трогал волосы таким осторожным бережным жестом, что сомнения отпали - он за нее переживал. Он не хотел, чтобы она умерла.

Девушке уже тоже не хотелось умирать, и она безропотно, даже с готовностью запрыгнула в клетку, которую подхватили и понесли. Дверца осталась открытой, и можно было усесться на краю, свесив ноги и наслаждаясь поездкой. Клетка слегка покачивалась вправо-влево. Это было приятно и даже немного весело. Если в ее положении можно найти повод для веселья.

Драконы перешли в другую пещеру, где вдоль стен лежали стопки тонких каменных и слюдяных пластин, на которых были высечены какие-то знаки. То, как они лежали, как располагались на полу и небольших полках, навело на мысль о книгах. Библиотека? Драконья библиотека? Неужели эти чудовища грамотные? Похоже, так оно и есть. Ее клетку поставили на пол - даже не подумав закрыть дверцу! - и расположились рядом, разложив веером несколько слюдяных пластин.

  • Ну, и где тут что написано? - Идущий с некоторым презрением посмотрел на страницы книги. Читать он, конечно, умел, как всякий наследник, но, став таковым и заполучив в свое безраздельное пользование Гнездо, стал реже захаживать в библиотеку - слишком уж ошеломили его новые возможности. А когда начал учиться, то и вовсе перестал бывать тут месяцами. Последний раз, кажется, он заходил сюда месяца за два до того, как отправился в полугодичное путешествие, из которого принес человечку.
  • Вот, - Бескрылый сверху вниз просмотрел записи и указал на самый низ одной из пластин. - Начинать лучше отсюда. Потом прочесть вот эти две целиком. А пока ты будешь читать вот это, я поищу другой отрывок. Только читай внимательно!
  • Не учи ученого! Помни, что главный тут - я!

Бескрылый молча кивнул, по привычке старательно пряча

свои мысли. В свое время ему было нелегко смириться с тем, что он лишен многих радостей жизни. Ему не дано овладеть высшими науками, не дано общаться с другими драгами, кроме таких же, как он, бескрылых. Не дано познать радость любви - только дружба без надежды когда-нибудь продолжить род.

Увы, драги его вида могут зачать детей только в полете, во время чудовищного напряжения всего организма, когда тело разогревается до такой степени, что становится возможен выброс семени. Драги других видов могут заниматься любовью на земле, но беда в том, что от союзов с другими видами не получается потомства. Все это он узнал здесь же, в библиотеке, проводя долгие часы над пластинами с записями. Только книги помогали хоть как-то отвлечься от невеселых мыслей, давали желанное забвение и уводили от реальности.

Оставив Идущего изучать сочинение Бродящей По Воде, он прошелся вдоль полок, рассматривая сложенные на них стопками записи. Большинство тут было начертано на пластинах слюды, но встречались и восковые, и глиняные, и каменные, и даже деревянные. Эти самые недолговечные. Меньше служат только пергаментные - они портятся безвозвратно в течение жизни одного поколения. Бескрылому уже случалось натыкаться на испорченные временем и крысами старинные рукописи. У родителей не доходили лапы просмотреть их все и заменить гниющий и рассыпающийся под пальцами пергамент на слюду или хотя бы дерево. Многое ему приходилось делать самому. А чем еще заняться в долгие месяцы, пока брат-наследник проходит обучение? Потом, когда он выучится и получит право жениться, времени на тихое сидение в библиотеке не остается. Сначала придется ремонтировать и расширять гнездо, готовя его к переселению сюда молодой жены. Потом пойдут дети, которых надо учить и воспитывать. Затем, после того, как лучший из первенцев Идущего Сквозь Ночь достигнет зрелости и обретет собственное имя, его отцу и матери придется бросать гнездо и переселяться на новое место. Так в один прекрасный день переселились родители Идущего, оставив ему родовое поместье. Так поступит сам Идущий Сквозь Ночь, передав старшему наследнику старый дом... если, конечно, первой кладкой не будет женская. Ибо это самочки переселяются из гнезда к супругу. А родители остаются на старом месте... пока не придет пора отдавать его сыну. В этом случае Бескрылый покинет это место с Идущим и будет занят основанием и постройкой нового гнезда. Там тем более станет не до библиотеки. Придется часть ее оставить племяннику. Жаль. Значит, надо скопировать хотя бы часть древних трудов. Те, с которыми не хочется расставаться.