- Что с вами, Эвелина Григорьевна? – бросилась к ней Наталья.
- Ничего страшного, Наташенька. Нервы, давление скакнуло. Надо ж понимать, не восемнадцать уже, - попыталась улыбнуться Эвелина.
- Может быть, вас отвезти домой? – спросил Дмитрий.
- Спасибо, Дмитрий Андреевич. Сейчас за мной муж приедет. А вы уж, пожалуйста, съездите к Виктору.
- Хорошо, - кивнула головой Наталья, - А вы уж отдохните и не волнуйтесь. 
- Вот адрес, - она протянула Наталье листок из блокнота, - И я написала, где это находится, пока вас ждала.
Она протянула голубоватый листок. Наташа внимательно посмотрела на нее и передала Дмитрию: 
- Сегодня Дмитрий Андреевич меня везет. Мы одной машиной.
- Хорошо, - кивнула Эвелина, - Вы поезжайте уже и звоните обязательно. 0-0


- Давайте уж мужа вашего дождемся, - твердо ответила Наталья, - И тогда уж с чистой совестью поедем.
К счастью, ждать пришлось недолго. Ефим Иванович, высокий краснолицый мужчина появился в двери и начал шумно отчитывать жену за то, что она вечно лезет в какие-то авантюры. Причем казалось, что делает он это несерьезно, скорее рассчитывая на внимание публики. Но тут ему не повезло.
- Ефим Иванович, - строго сказала Наталья, - Вы же видите, что вашей супруге нехорошо, а вы шумите. Лучше отвезите ее домой и дайте отдохнуть.
Тот сразу как-то сдулся:
- Хорошо, Наташенька, это я больше для порядка. Как ты, Эвелиночка? Идти можешь?
Они все вместе вышли из поликлиники, попрощались и пока Шкадов шел к машине, то подумал, как много силы и в то же время внимательности  и чуткости в этой хрупкой женщине. Вот он, например, и внимания не обратил на тон мужа Эвелины. А может просто привык к таким, а порой и более сильным выражениям чувств и эмоций. Вот и не отреагировал.
Они сели в машину, и Дмитрий повернулся к Наталье:
- Ну что ж, раз я водитель, то вы штурман. Знаете, как лучше ехать или положимся на навигатор?
- Или на бумажку, - улыбнулась она, - Я думаю, нам проще выехать на кольцевую. Хоть и дольше ехать, но все лучше, чем через весь город.
- Слушаюсь, - ответил Шкадов и не удержавшись, добавил, - Вам приятно подчиняться. Значит, село Ивановка?
- Ивановка, - кивнула она головой.
Они планировали выехать в девять, но в итоге отправились в путь в начале одиннадцатого. Да и путь прилично удлинялся, ехать приходилось еще и по кольцевой, субботним утром прилично запруженной машинами. Впрочем, Дмитрий не слишком переживал по этому поводу, ему было приятно находиться за рулем, рядом с Натальей. А вот ей, похоже, эта затея, да еще лишенная главной вдохновительницы – Эвелины, была не слишком по душе. Она заметно нервничала. И уже перед самой кольцевой попросила Шкадова остановиться у магазина: 
- Выйду сигарет куплю.
- Курите? – не удержался он от вопроса.
- Почти нет. Только, когда нервничаю.
- А вы нервничаете?
- Пока не очень. Но не исключаю, что придется.
Она вышла, а Дмитрий, поразмышляв секунду, набрал телефон Фарафонова:
- Привет, Максим! Дома?
- Да. Доброе утро. Собираюсь заскочить на работу. Но ненадолго. 
- Слушай, такое дело. Я еду в село Ивановка по делу почти личному. Но на всякий случай, запиши, где это и адрес.
- Ага. Секундочку.
Дмитрий продиктовал.
- А что опасное дело? – поинтересовался Максим.
- Не знаю. Не думаю. Но если что, подстрахуешь. Понял?
- Так точно.
- Тогда на связи. 
Он едва успел отключиться, как появилась Наталья.
Машина резво сорвалась с места. Но долго развивать даже относительно приличную скорость, им не удавалось. Они ехали в потоке машин. Хорошо хоть, что почти не приходилось стоять. Поток все же двигался, хоть и не очень быстро.
- Можно вопрос? – спросил Дмитрий.
- Да, конечно. Спрашивайте.
- И все же не могу до конца понять, что движет вами, когда вы так активно разыскиваете чужого мужа. Ладно, езда по городу. Но вот сейчас движемся за тридевять земель. И вы опять же можете рассердить мужа. Зачем это вам?
Наталья ответила не сразу. Сначала сделала паузу.
- Что вам сказать на это? Правду? Да и сама не знаю. Сначала было жалко Эвелину. Теперь что-то вроде чувства долга. Пообещала. А муж? Не знаю. Он говорит, что я вольна делать, что хочу, но я не уверена, что он так думает.
- А вы?
Дмитрий, похоже, уже знал ответ на этот вопрос, но не решился говорить всю правду.
- Тоже чувство долга. Я же пообещал вам. Ну и слово офицера.
- Но вам не кажется, что вы уже действуете не как полицейский, а как частный детектив? – лукаво спросила она.
- Только не говорите это моему начальству, - ответил Шкадов, и они дружно рассмеялись.
Когда машина съехала с кольцевой на дороге стало посвободнее. Дмитрий прибавил ходу. Ехать стало повеселей.
- Нам бы только не заблудиться, - сказал он, искоса глядя на навигатор, - Ивановок много. Вы дорогу хорошо знаете?
- Я ее вообще не знаю, - улыбнулась Наталья, - У меня есть бумажка, у вас навигатор. Так и доедем, я думаю.
Они ехали и изредка переговаривались на ходу. Шкадову казалось, что он знает эту женщину тысячу лет, и лишь усилием воли заставляя себя держать дистанцию и не переходить на «ты».  Дорога какое-то время шла вдоль железнодорожных путей, они проехали мимо станции, прямо через привокзальную площадь, на которой народ грузился в пазик, грязные бока которого явно выделялись на укатанном снегу. Опять вырвались на простор. 
- Скоро поворот должен быть, - сказала Наталья, - Вот она написала, что после станции. 
Дмитрий вгляделся в экран навигатора, пальцами уменьшил масштаб, потом взглянул на дорогу, облака нависали низко, казалось, что, несмотря на разгар дня, темнеет:
- Не проедем, я думаю. Только вот погода мне что-то не нравится. Там хоть дороги чистят?
- Представления не имею, - пожала плечами Наталья, - А что, герой, испугался заносов?
- Это не самое страшное в жизни, но кто машину будет вытягивать, если что?
Он посмотрел в зеркало заднего вида. Дорога не была пустынной, но машин стало заметно меньше. Сзади вдалеке он увидел темную коробку джипа.
- Хорошо бы что-то полноприводное иметь. Вон какой-то гроб на колесах за нами движется. Хоть такой бы.
- Нет, гроб нам не нужен, - Наталья мотнула головой. 
- Кстати, мы совсем забыли про хвосты, - задумчиво сказал Шкадов, - А вдруг этот «гроб» следит за нами?
- Я полагалась на вас.
- А я задумался,- парировал Дмитрий.
- О чем?
- О жизни. Ой, поворот! Чуть не проскочили!
Опасность заблудиться была, как оказалось, эфемерной. Между заправкой и супермаркетом стоял указатель, на котором было написано «Ивановка. 7 км».
Они свернули с трассы и почти сразу оказались на узкой дороге, с обеих сторон которую окружал лес. Впрочем, ехать было вполне нормально. Снег был расчищен и дорога укатана. Шоссе уходило под углом, и обзор был невелик, однако судя по следам от шин, ездили здесь не так уж и редко. Как бы в подтверждение их слов, навстречу проехал грузовичок, через пару минут зафырчал трактор. 
Ивановка возникла неожиданно, едва только они миновали лес.  
- Да, красиво, - сказал Дмитрий, увидев живописно раскиданное по холмам село. Отсюда был ясно виден небольшой центр и серые здания в нем, вероятно, школа, дом культуры, правление. За ними на пригорке возвышалась церковь. Даже в пасмурную погоду ее купола смотрелись величественно. 
- Красиво, - кивнула головой Наталья, - Наверно, это хорошее место для художника. Он тут и должен жить.
- Какой художник?
- Виктор. Художник. Так мне сказала Наталья. Это какой-то родственник Степана и Алексея. 
- Он вам что-нибудь рассказывал о нем?
- Я не помню. Мне кажется, что нет. Он вообще не любил говорить о родственниках. Знаю только, что его отец был значительно старше Эвелины и умер, когда Степа был маленьким. Это вообще странная семья, а Степа – самый странный из всех. Хотя… я же не знаю всех.    
- Действительно, странно, - Дмитрий кивнул головой.
В это время у Натальи зазвонил телефон. 
- Муж, - как показалось Шкадову, извиняющимся тоном сказала она.     
 - Да, Вася. Я? Ну, я же тебе сказала, в Подмосковье. Далеко? Километров сто может быть. Не волнуйся, все в порядке. Я позвоню. И я тебя.
Она отключилась и повернулась к Дмитрию:
- Думала, он позвонит раньше.
Тот ничего не ответил. А телефон у Натальи зазвонил снова.
- Да, Эвелина Григорьевна. Мы только въезжаем в Ивановку. Конечно, позвоню. Как вы себя чувствуете. Ну, хорошо. Отдыхайте, я позвоню.
- Эвелина, - пояснила она Дмитрию.
- И как она?
- Лучше. Говорит, поспала немного. Только проснулась.
Тем временем, они въехали в село. Довольно длинная улица была пустынна. Только возле школы стояла стайка школьников. Дмитрий затормозил:
- Ребята, вы не знаете, где здесь живет художник Виктор?
- Знаем, - загалдели они, а потом замолчали. Один паренек мотнул рукой в сторону школы:
- Вон Геннадий Данилович идет. Он скажет.
И они быстро пошли в сторону.
Дмитрий увидел высокого мужчину в черном пальто и странной мохнатой шапке.
- Извините, - сказал он, - Вы не подскажете… нам нужен художник Виктор. Знаете такого?
- Георгич? Конечно, знаю. А вы откуда к нему? 
- Из Москвы.
- Ясно. Он человек популярный. Смотрите, поворачивайте, откуда приехали и до конца улицы. А там горка будет и на ней дом перед лесом. Не промахнетесь, он крайний. Я бы вам показал, но мне в культурный очаг зайти надо.
Он показал рукой на здание с большим стеклянным фасадом наискосок от школы. 
- Спасибо, доедем, - кивнул головой Шкадов.
Мужчина сделал пару шагов, потом оглянулся:
- Только, боюсь, не заберетесь на горку. Снег-то подрасчистили, но все равно крутовато будет.
Дмитрий пожал плечами, они развернулись и поехали вдоль сельской улицы. В конце ее, как и было обещано на горке за невысоким заборчиком, стоял крепкий дом в три окна, смотревших с косогора. 
 На горку, как и предупреждал их местный житель, с разгона забраться не удалось. Шкадов вышел из машины и осмотрелся. Сугробов на дороге не было. Ее расчистили, и снег высился по сторонам аккуратными горками. На дороге отчетливо была видна свежая колея, а возле заборчика стояла машина, судя по всему, внедорожник. 
- Наташа, - сказал Дмитрий, обращаясь к своей спутнице, - Боюсь, что придется подниматься пешим порядком. Справимся? 
- Конечно, - весело ответила она, выйдя из салона, - А машину куда денем?
- Здесь оставим, под горкой. Сейчас чуть в сторону отгоню. Мы ж тут ненадолго, я полагаю.
Он опять сел за руль и аккуратно съехал с дороги, найдя место, где снежная горка была пониже. Автомобиль, впрочем, все равно по колеса зарылся в снег.
- Выедем? – поинтересовалась Наталья.
- Конечно. Заехали же. Ну что, вперед?
Они пошли в горку, слегка скользя и пробуксовывая. Наталья весело смеялась и иногда хватала Дмитрия за рукав. А у него захватывало дух, и он на мгновение даже забывал, зачем они приехали сюда. 
Но дорога оказалась недолгой. Они подошли к калитке. Шкадов осмотрелся в поисках кнопки звонка и, не найдя ее, затарабанил в дверь. 
Глава пятнадцатая. 
Василий Павлович Кириллов закрыл за женой дверь. Он был в плохом настроении. Его раздражало все. А в первую очередь, поведение его жены. По первому зову готова поехать искать своего непутевого бывшего мужа. Да и не только готова. Поехала же! И эта мысль на время вытеснила из его головы все остальные. Он набрал номер Брянцева:
- Что твой человек? Наготове?
- Да, Василий Кириллович.
- Ты с ним?
- Да. 
- И сообщайте мне о каждом ее шаге. Понятно? 
- Да.
- И будьте наготове в любой момент.  
Он отключился и набрал номер Козачка.
- Роман, давай-ка быстро за руль и ко мне. Можешь понадобиться. Сколько тебе понадобится?
- Минут пятнадцать, Василий Павлович.
- Давай, быстро. 
В Козачке Кириллов был уверен. Разобъется, но прибудет вовремя. Да и жил он неподалеку.
Тем временем на связь вышел Брянцев:
- Они встретились с тем, с капитаном.
- И что?
- Пересела к нему в машину и поехали.
- Держитесь за ними. Только осторожно. Куда они  едут?
- Куда-то в сторону Юго-Запада.
Кириллов принял решение, он быстро оделся и спустился вниз. Машина с водителем ждала его у входа.
- Ты можешь быть свободен, - сказал он водителю, - Сейчас подъедет Козачок, и я поеду с ним.
- А как же соображения безопасности? – озабоченно сказал Алексей.
- За это Брянцев будет отвечать. А ты отдыхай пока.
Козачок подъехал буквально моментально. Кириллов плюхнулся на переднее сидение, рядом с водителем:
- Поехали. Держим путь на Юго-Запад. Машина шустрая?
- Обижаете, Василий Кириллович. Новенькая, моторчик что надо.
- Поехали тогда, нам бы не потеряться.
Он набрал Брянцева:
- Ты что, молчишь?
- Они приехали в клинику. Ждем.
- Хорошо, ждите. Мы сейчас будем. Адрес говори. А ты жми, - обратился он к Козачку.
Когда они подъехали на место, то джип Брянцева стоял на обочине.
Выходя, Кириллов оглядел обе машины.
- Оставляй свою здесь, пересаживаемся.
Брянцев приоткрыл дверь:
- Они только что двинулись. 
- Значит, успели.
Кириллов, а затем и Козачок запрыгнули на заднее сидение. От резкого движения больная рука Кириллова заныла, и он слегка поморщился, стараясь пристроить ее поудобнее. Боль прошла, а джип тем временем тронулся с места. 
- Познакомь со своим специалистом, Михаил, - сказал Кириллов, кивая на водителя.
- Его зовут Сергей. Работал в спецслужбах, у нас недавно, но спец каких поискать. 
- А я почему не знаю?
- Так вы ж мне карт-бланш на подбор службы безопасности дали, - ответил Брянцев.
- Да уж, доверяю, как себе, а не ошибка ли это? – хмыкнул Кириллов.
- Василий Павлович-ч-ч-ч, - обиженно протянул Брянцев.
- А что я не так сказал? Недавний инцидент не забыл? Ладно, проехали. Не потеряем преследуемых?
- Нет, - ответил, не оборачиваясь, Сергей, - Машинка у них не очень, и к тому же вряд ли она с шоссе по зиме куда съедет.
- И чтоб они нас не засекли, - добавил Кириллов.
- Понял.
Все опять замолчали. Они лавировали по кольцу в немаленьком потоке машин. Потом съехали на трассу. Скорость здесь была повыше, машин поменьше, но держаться в отдалении, и в то же время, не теряя из поля зрения преследуемых, было несложно. 
Потом синий «Киа» выехал на другую трассу, шедшую сначала вдоль железной дороги, а потом и вовсе свернул на боковое ответвление,  и вскоре нырнул в лес. Возле поворота с трасы джип притормозил. Кириллов забеспокоился:
- Не упустим? 
- Не должны, - ответил водитель, - Здесь вроде бы дорога в село. Сейчас они свободный участок проскочат, и мы свернем. Я эти места немного знаю. 
- Сергей – спец, - подтвердил Брянцев.
- Смотри, под твою ответственность, - процедил Кириллов и на всякий случай решил набрать номер жены.
- Здравствуй, Наташа! Как дела? Ты далеко? Да, далековато. Возвращайся поскорее, а то я волнуюсь и скучаю. Ну, хорошо. Целую. Будь умницей.
Через минуту они тоже въехали в лес, а когда пересекли его, то оказались на возвышении, с которого вся Ивановка была как на ладони.
- Вон они, - Брянцев рукой показал на центр села, где в этот момент притормозила синяя машина, - Яркая, не спрячешь.
Они немного постояли на косогоре и когда машина внизу начала движение, тоже съехали в село и вскоре оказались на центральной улице Ивановки. Здесь синего автомобиля видно уже не было, но водитель уверенно двинулся по направлению, куда он двинулся чуть ранее.
- Стоп, - вдруг сказал Брянцев и инстинктивно схватил Сергея за рукав.
- Вижу, - сказал тот и, съехав с улицы, затормозил между двумя толстыми деревьями, по колеса зарываясь в снег.
- Я же говорил, что  машинка у них для таких путешествий не очень, - добавил Сергей.
Они вглядывались в заснеженный косогор и видели, как машина безуспешно пыталась штурмовать его, как из нее вышли мужчина и женщина, и как они пошли в гору. 
Кириллову с заднего сиденья видно было плоховато и он, открыв дверь, шагнул едва ли не по колено в снег. Но это не остановило его, банкир прошел вперед и став за стволом дерева смотрел, как они стучатся в дверь, как она открылась и после коротких переговоров с кем-то зашли в дом.
Кириллов вернулся в машину и залез на сидение.
- Ну и что делать будем, Василий Кириллович? – прервал напряженное молчание Брянцев. 
- Как думаешь, если ближе подъедем, они нас заметят?
- Трудно сказать. Если очень заняты - нет, а если в окошки смотрят…, - ответил Брянцев.
- Что им по окошкам смотреть? Да, я и не тебя спрашиваю, а Сергея.
- То же самое скажу, - ответил водитель, наконец, повернувшись и в упор посмотрев на Кириллова.
Упрямый взгляд, короткая стрижка, напряженная складка на переносице. Лет тридцать пять. Банкир быстро рассмотрел его.
- Тогда давай проскочим с ходу бугор и с той стороны станем. За домом где-то. Получится? – спросил он.
- Наверно, там вроде как есть место. Надо только так стать, чтоб они нас не просматривали.
- Ну, давай, рисковать. Не выйдет – тогда напролом пойдем.
Джип выехал на дорогу, и резко набрав скорость, взлетел на бугор. Проскочил пространство перед домом и повернул за угол. Пассажиры увидели, что Сергей рисковал, вскоре начинался обрыв. Но им повезло. Машина остановилась в полуметре от него. Они видели выход из дома, но их закрывал забор, да и боковая стена была глухая.
В напряженном ожидании они молча сидели в машине. Так прошло минут сорок. Наконец Кириллов не выдержал:
 - Так. План «Б». Сергей, ты идешь туда. Выясняешь, что там происходит. Что делает там моя жена. Это в первую очередь. Скажешь, что заблудился. Ну, наплетешь что-то. Сможешь?
- Смогу, - после короткой паузы ответил тот. 
- Тогда иди. Если они не выйдут раньше, свистнешь нам. Выйдешь, то есть и будем думать, что дальше. Выйдут, выходишь с ними.  
- Понял, - сказал Сергей.
- Тогда иди.
Парень выпрыгнул из джипа и пошел по направлению к калитке. 
Глава шестнадцатая.
Стучали, действительно, в калитку. Я прошел через веранду, сунул ноги в валенки и вышел на улицу. Там было довольно прохладно. Похоже, мороз опять усиливался, а небо нависало над забором каким-то новым свинцово серым цветом. Я повернул ручку замка. Передо мной стояли довольно молодой темноволосый мужчина  без шапки в черной куртке и женщина в голубом пуховике. Из-под ее капюшона на меня смотрели большие голубые глаза. Именно они обратили на себя в первый момент мое самое пристальное внимание. 
- Здравствуйте! Извините, пожалуйста, мы ищем Степана Мокеева. 
- Добрый день! Степана Мокеева? Такого здесь нет.
Странная история, подумал я про себя. Мокеев – фамилия моего отца. А сына его и второй жены, Эли, звали, кажется, Степан. 
- Извините, - сказал, вступая в разговор, мужчина, - А вообще кто-то посторонний у вас в доме есть?
- Странный разговор, - пожал я плечами, - Да, у меня гости. 
- Я из полиции, - сказал мужчина и достал удостоверение, - Капитан Шкадов. Мы ищем человека. Можно нам войти?
- А где понятые? Где ордер или что там еще? – ситуация начала одновременно раздражать и забавлять.
- Извините нас, прошу, - сказала женщина, - Мы только зайдем и сразу уйдем, если его нет. Мы ехали из Москвы для этого.
У нее был потрясающий взгляд. Усталый, жалобный и какой-то беззащитный. Я не смог устоять, хотя держать фасон удавалось:
- Хорошо, зайдите. Но если его там нет, то не буду вас задерживать.
- Конечно, - она кивнула.
Я пропустил их во двор и закрыл калитку. Мы зашли в дом, и я даже не предложил им раздеться. Распахнув дверь, я остановился, а они прошли внутрь. Я зашел за ними. В комнате разыгралась практически немая сцена. Алекс и Алексей сидели за столом. Катя – на диване. Впрочем, она и мой английский гость просто с удивлением смотрели на вошедших. В глазах же Алексея отразился весь ужас мира. Мне кажется, так мог выглядеть человек, увидевший людей, которые пришли его убивать. Впрочем, убивать его никто не собирался. Полицейский стоял статуей, внимательно смотря на компанию. А женщина замерла, уставившись на Алексея. И к ней первой вернулся дар речи:
- Степан, почему ты сбежал!? Твоя мама всех на уши подняла, а ты… Что ты здесь делаешь???
Все молчали и смотрели на него, «Алексею» явно не хотелось ничего говорить, но он все же поднял голову. Лицо его покраснело, а глаза смотрели затравленно.
- А зачем ты приехала: Ты мне не жена больше. Неужели нельзя оставить меня в покое? – глухо произнес он.
- Стоп, - вмешался я, - Давайте-ка разберемся в этой ситуации. Раздевайтесь, присаживайтесь, раз уж пришли. А ты – Алексей или Степан?
Но «Алексей» словно и не услышал моего вопроса. Он снова опустил голову. 
Ответила женщина. Он уже сняла пуховик и стояла с горящими глазами и растрепанными волосами. Я опять на секунду отвлекся, залюбовавшись ей. 
- Его зовут Степан. Степан Мокеев. Он – мой бывший муж. Некоторое время назал он пропал. И его мама, Эвелина Григорьевна, обратилась ко мне, чтобы я помогла ей в поисках. И в полицию обратилась. Вот… Дмитрий Андреевич. Он тоже ищет…искал, вернее.
Я стоял и внимательно смотрел на Алексея,… то есть на Степана. Неужели? Все вроде бы сходилось. Точно, те же черты, тот же упрямый подбородок и крутой лоб. Правда, глаза какие-то застывшие, а сейчас и вовсе затравленные. Если это так, то, сколько лет я его не видел? Семь? Восемь? Но это были мимолетные встречи. А общался я с ним более или менее, только в детстве. Его. Да и как общался? Он больше мешался под ногами, и я назойливо, как от мухи, отмахивался от мальчонки. Если это только он. Я внезапно вспотел и опустился на диван рядом с Катей.
- Да, вы присаживайтесь, - сказал я, - Сейчас разбираться будем.
- В чем? – спросил Шкадов, устраиваясь на табуретке.
- В семейных тайнах, Дмитрий Андреевич. Можно вас так называть? Или по званию? Вы кто - капитан, старлей, майор? 
- Капитан. Можно просто Дмитрий, - усмехнулся он, - Надеюсь, состава преступления здесь не будет. Да и выходной у меня.

Остальные молчали и смотрели на меня. Только Степан разглядывал узоры на клеенке. Все же Степан?
- Так, ты не Алексей, а Степан Мокеев? Степан Георгиевич? – спросил я у него.
- Да, - мрачно ответил он, не поднимая головы.
- И ты знаешь, кто я?
- Да. Мать говорила. Она же и адрес когда-то дала. На всякий случай.
- Виктор, - мягко вмешался Алекс, - Как я понимаю, либо мы лишние здесь, либо объясни, что здесь происходит.
- Объясню, - сказал я, - Секретов нет. Парень несколько дней назад пришел ко мне. Сказал, что поругался с женой, жить негде, депрессия. Я разрешил ему немного побыть здесь. Всем говорил, что он мой родственник. А оказалось…  А оказалось, что это мой брат. Сводный или как его там называть? По отцу короче. Степан Мокеев. 
- И ты его не узнал? – спросила Катя, - Или вы раньше не виделись?
- Виделись, - сказал я, - Но давно. И редко. Мы, Мокеевы, как видишь, сами по себе. И я такой же, хоть фамилию ношу другую. Ненаблюдательный художник.
- Извините, Виктор, - сказала бывшая жена Степана, сидевшая на стуле прямо напротив меня, - Кто бы мог знать, что это так? Да и Эвелина мне ничего толком не сказала.
Она раскраснелась, глаза ее горели. Теперь она казалась мне еще красивее.
- Не за что извиняться, - ответил я, - Как, кстати, вас зовут? Давайте уж познакомимся, раз судьба свела.
- Наташа, - ответила она.
- Очень приятно, - я кивнул и обвел рукой своих гостей, - Это Катя, это Алекс. Мои давние знакомые. И у меня вопрос: что вы собираетесь делать дальше?
Вопрос, похоже, поверг Наташу и Дмитрия в некоторое раздумье. Степан вообще не собирался отвечать, по-прежнему глядя в стол. Но капитан откликнулся первым:
- Если не будет других предложений, мы бы забрали Степана и поехали обратно в Москву.
- Да, Степа, - подтвердила Наталья, - Мама очень волнуется, у нее сегодня подскочило давление. Иначе, она бы приехала с нами.
- Извините, что вмешиваюсь, - заметил я, - Но Степан более чем совершеннолетен. Вы спросили у него, хочет ли он ехать с вами?
- Да, - ответил тот, - Я не хочу ехать в Москву. Тем более с вами.
- Но мама очень волнуется, - сказала Наталья, - Подумай о ней.
- Не хочу я ехать, - повторил Степан.
- Ситуация патовая, - сказал я, - И что будем делать?
- Наташа, - сказал Дмитрий, - Мы и правда, не можем насильно забрать его с собой.
- А что я скажу Эвелине? – подняла она глаза на капитана.
- Что у него все в порядке, - ответил тот.
Мне показалось, что чаша весов качнулась в сторону их скорого отъезда, и в этот момент мне вдруг очень захотелось, чтобы эта удивительная женщина с бездонными голубыми глазами осталась здесь еще, пусть хоть ненамного.
- Слушайте, - сказал я, - Вы, наверно, проголодались? Давайте, я вас покормлю. А там может и консенсус найдется.
- Вряд ли, - Наталья покачала головой, но Дмитрий был другого мнения.
- Если честно, я очень голоден, - сказал он, - Если это вам не в тягость, то мы бы перекусили. 
- Отлично, - сказал я, - Сейчас только разогрею.
Действительно, вся еда была готова. Оставалось только слегка подогреть остывшее. Я справился быстро, и скоро Дмитрий вовсю хвалил мои кулинарные способности. Наталья сначала стеснялась, отнекивалась, но в итоге и она взяла ложку. Я опять сел на диван и наблюдал за всей этой компанией, нежданно оказавшейся у меня в гостях. Наталья с Дмитрием ели, Степан сидел напряженно, а я не знал, что сказать. И как вести себя. Все это было крайне неожиданно. И родственник, и эта необыкновенная женщина, да и вся ситуация. Я так привык к спокойной размеренной жизни, что подобное внезапное вторжение изрядно выбило меня из колеи.
Ситуацию немного разрядил Алекс.
- Катя, - сказал он, - А вы обратили внимание на последнюю картину Виктора? По-моему, она превосходна.
- Нет, - улыбнулась Катя, - Наверно, была слишком поражена встречей.
- Надо посмотреть на нее еще раз. Пойдемте! А хозяин будет нашим гидом. Виктор, ты не против?
- Нет, - сказал я, и мы прошли в другую комнату.
- Вот она, - сказал Алекс, - Ну как она вам?
- На мой взгляд, холодновата. Какое-то застывшее мастерство, - внимательно разглядывая холст, сказала Катя.
- Да? А мне кажется, что в ней спрятана загадочная русская душа, которая может, если захочет, вырваться из этой зимы. Но пока не хочет. Очень сильно! Как она называется? Напомни, Виктор.
- Тени на снегу, - сказал я.
- Они замерли, но они очень опасны, - улыбнулся Алекс, - Я прав?
- Не знаю, - ответила Катя, - Написано, конечно, мастерски, но…
- Ты хотела сказать, мастерство не пропьешь? – засмеялся я.
- Нет, - ответила она, - Скорее, ищу в ней душу.
- И не находишь?
Она ничего не ответила, потому что мы снова услышали стук в калитку. Других столь гулких звуков здесь просто не могло быть.
- Опять, - я вышел в комнату, - Стучали? Или мне почудилось?
- Да, - сказал Дмитрий, - У вас сегодня напряженный день.
- Очень, - я кивнул, - Пойду, открою.
- А не боитесь? – спросил меня в спину капитан, - Место глухое. Окраина.
- А чего мне бояться? Вроде никому не насолил, - ответил я, не оборачиваясь. 
Глава семнадцатая.
Передо мной стоял мужчина спортивного вида в черной кожаной куртке. Его одинаково можно было принять за бандита или за мента и военного, одетого по гражданке. Подтянутый, коротко стриженый.
- Извините, - сказал он, - Еду к другу на дачу и, похоже, заблудился. 
- Странно, - сказал я, - А на косогор-то ко мне как забрались. Тем более, село-то с другой стороны. Вы же на машине?
- Ну да, только машина внизу осталась, - он махнул рукой в сторону обратную дороге, - Проехал как-то, машина хорошая.
- И куда вам надо?
- Коттеджный поселок Ефимово. Знаете? 
- Не очень. Похоже, вы реально заблудились.
- Ага. Вы чаю не нальете полчашки? А то подмерз и горло першит. Чтоб не заболеть.
Я усмехнулся:
- Что ж заходите. Только предупреждаю: тесно у меня. 
Гость аккуратно разделся в прихожей (она же веранда) и прошел в комнату. Там он на секунду удивленно притормозил – еще бы столько людей в не очень большой комнате, но быстро взял себя в руки:
- Здравствуйте! – сказал он, - Извините за непрошеный визит, я ненадолго. 
Все вразнобой поздоровались.
- Присаживайтесь, - сказал я, доставая из угла еще одну табуретку. Пожалуй, следующего гостя сажать будет уже некуда.
Он подсел к столу.
- Сейчас, только чай подогрею, - я взял чайник и в это время услышал удивленный голос Дмитрия.
- Серега, ты что ли? – он смотрел в упор на гостя.
А тот, похоже, слегка стушевался. Или мне показалось? 
- Я вроде. Дима, это ты?
- Я. А это - Сергей Лесных. Мой бывший коллега. Ты где нынче обитаешь?
- Да так, в фирме одной охранной. А ты?
- Я там же. Хотя здесь с частным визитом.
- Даму красивую сопровождаешь? – он кивнул в сторону Натальи.
- В какой-то мере? А ты, какими судьбами?
- Да, заблудился. К приятелю ехал.
- Навигатора нет что ли? 
- Есть. Барахлит. Или место то на карту не внесено.
- Пойдем, покажу.
- Сейчас… только чаю попью. А то холодно с мороза.
Я как раз принес закипевший чайник. Все молчали, вслушиваясь в разговор Сергея и Дмитрия. Мне тоже показалось, что в нем есть какой-то подтекст, понятный только им двоим. 
Сергей глотнул чай:
Горячо…  А извините, хозяин, как вас зовут?
- Виктор, - сказал я.
- Виктор, это всё ваши гости?
- Да, именно так, - я кивнул.
- А, извините, Сергей, с какой целью интересуетесь? – неожиданно вкрадчиво поинтересовался Алекс.  
- Интересно просто, - ответил тот, - Такие разные люди и по всему видно – интеллигентные и в этой глуши.
- Ничего удивительного, Виктор – известный в Европе художник, - улыбнулся Алекс.
- Вот как, - удивленно сказал Сергей, - И в таком месте?
- Не место красит человека, - сказала Катя.
Последний гость скосил на нее глаза и кивнул:
- Да-да, вы правы, конечно.
Он сделал еще несколько глотков, но Дмитрий не стал дожидаться, пока Сергей допьет чай:
- Пойдем уж, помогу тебе с навигатором разораться. Я здешние места вроде знаю.
Я с удивлением взглянул на Дмитрия. Сергей тоже посмотрел на него, настороженно и даже слегка растерянно:
- Да, я сам попробую.
- Ну, уж нет, - ответил Шкадов, - Товарища в беде не брошу.
Сергей допил чай, отодвинул чашку и встал. Только сейчас я обратил внимание на то, какой он здоровый. Ростом я был не меньше, но плечи его были шире моих, раза в полтора, а грудь уж точно в два.
- Я, пожалуй, точно с вами пойду, - сказал я, - Все-таки местный житель.
- Да, не утруждайтесь, мы сами с Дмитрием разберемся, - ответил Сергей.
Но я был непреклонен. 
Мы втроем вышли в прихожую. 
- Сейчас вернемся, - сказал я, оборачиваясь на ходу. Говорил вроде бы всем, но глазами столкнулся с Натальей. Она кивнула, и взгляд ее был встревоженным. 
Мне захотелось разрядить обстановку и я сказал:
- Степан, ты отвечаешь за дам. За их спокойствие и культурный досуг. 
Мы, надели куртки, и вышли на улицу. Тучи опустились еще ниже, ощутимо потемнело, хотя по времени было совсем еще не поздно. И дул сильный пронизывающий ветер. Я инстинктивно поплотнее запахнул полы куртки:
- Холодает что-то. 
- На снег, похоже, - сказал Дмитрий, взглянув на небо, - Ну и февраль нынче, каждый день сюрпризы. 
Мы вышли за калитку, дошли до конца забора и тут Сергей вдруг резко остановился:
- Мужики, спасибо, дальше я сам. Наверно, в Москву вернусь. Не буду тут кружить.
- Да, дай хоть на машину твою взгляну, - Дмитрий обошел его и свернул за забор. Я пошел следом. 
Возле торцевой стороны дома стоял черный джип с тонированными стеклами. Прямо перед нами, и вовсе не внизу, как говорил наш незваный гость. Мы чуть приостановились от неожиданности. Сергей обогнал  нас, как-то грустно посмотрел на наши лица и почему – то очень громко произнес:
- Да что тут смотреть, машина как машина. Заблудился я немного, а навигатор не виноват. 
Он стоял спиной к дверце, сделал паузу, а потом медленно стал открывать переднюю дверь. Из недр салона на нас смотрел черный зрачок пистолета.   
Глава восемнадцатая.   
Дмитрий отреагировал моментально и совершенно зеркально. Тоже выхватил пистолет. Но Сергей отскочил в сторону и тоже достал ствол.
Меня прошиб холодный пот, но внешне я смог оставаться хладнокровным. Ну, по крайней мере, пытался.
- Мужики, вы что? Убирайте оружие. Что за разборки? – громко сказал я. 
Но все стояли как вкопанные. Вернее, стояли Дмитрий и Сергей. Тот, что был в машине сидел, но оружие не убирал. Возникла секундная пауза. Вдруг задняя дверь джипа распахнулась,  и из нее вышел представительный немолодой мужчина в черном пальто. Левая рука его висела на перевязи.