Ладно, - я устало выдохнул, - свободен... пока. Но если пропадешь, пеняй на себя.

  • Не боитесь? - он прижался к стене.
  • Чего? - я отвлекся, засовывая нож в ножны.
  • Что я все расскажу?
  • Кому? Беги, рассказывай! Ты ведь побежишь к тому, кого вы все так тщательно выгораживаете! К тому, кто вербует студентов. Кто наводит порчу на своих... м-м... последователей. Кто принес в жертву Измора Претич- Дунайского, твоего друга, как ты не отрицай этого факта. Кто умертвил нищенку, заполучив для своего обряда нерожденное дитя. Того, по чьему приказу убивали собак и крали драгоценности из могил. Того, кто подбросил вам троим ту треклятую методичку, а потом подставил ни в чем не повинную Динку... Не беспокойся, я выясню, кто за всем этим стоит... А ты, если побежишь к нему, как раз и облегчишь мне задачу. Мне достаточно будет проследить за тобой и взять вас обоих тепленькими.
  • Врете, - Торвальд был бледен, глаза бегали. Он взмок от напряжения так, что даже на расстоянии вытянутой руки в нос шибал тяжелый запах пота.
  • Хочешь проверить? Давай, беги! Только на тебе уже мой поводок. Далеко не убежишь!
  • Врете, - повторил студент, но рука его непроизвольно метнулась вверх, на уровень солнечного сплетения. Пальцы зашевелились,ища невидимую нить. Не там идешь, парень! «Поводок» действительно существует, есть несколько способов, как нацепить его на человека, но фокус в том, что сейчас ты ищешь то, чего нет.

Да-да, друзья мои. Я соврал. Соврал, что Торвальд у меня «на поводке». Сделал это исключительно для того, чтобы предостеречь парня от необдуманных шагов. Пока он верит, что я отслеживаю каждый его шаг, поостережется спешить с донесением к своему наставнику. Это даст мне фору в том, что этот неведомый мне некто не предпримет активных действий. Потому как если он перейдет в наступление...

Спросите, почему я не выведал у Торвальда имени, хотя студент его, разумеется, знал? Тому несколько причин.

Во-первых, у Торвальда в ауре тоже был знакомый блок. Не активный, но если бы я надавил, та же порча, что сидела на Дануське Будрысайте и Рое Бойко, активизировалась бы и на нем. Не доверяют тебе, парень! И никому не доверяют, раз ца всех наложили заклятье. А это верный признак того, что автор сего действа готовит нечто действительно серьезное и опасное, и все прочее - лишь цветочки. Он не просто попытается достигнуть своей цели. Он с легкостью пожертвует жизнями всех студентов, связанных с ним. Я же собирался спасти жизни девчонок и мальчишек. Хватит смертей!

Ну и второе... Невозможно прикрепить к человеку «поводок» так легко и быстро, и, самое главное, незаметно. Торвальд бы заметил мои пассы, как пить дать. Поэтому пришлось блефовать.

  • Хочешь проверить, говорю ли я правду? - улыбнулся, принимаясь чистить ногти ножом. - Давай. Действуй.

Он охлопал себя по бокам. Провел кончиками пальцев по вискам. Еще раз проверил солнечное сплетение...

  • Давай-давай. Не торопись! Времени у нас с тобой полно.
  • Вы... задержите меня тут?
  • А что? Ты куда-то торопишься?
  • Д-да. У меня... занятие...
  • Представь, у меня тоже, - настроение испортилось. Эх, поиграл бы я с тобой в «доброго и злого инквизитора», да времени нет!
  • Тогда... м-может... он выразительно стрельнул взглядом в сторону двери.
  • Беги. Но смотри! «Поводок» все еще на тебе. Попробуешь снять - я мигом почувствую!

Торвальд сорвался с места и исчез из аудитории прежде, чем я договорил. Ладно, пусть бежит. Кроме «поводка» есть и другие способы...

Выбравшись из полуподвала - замешкался потому, что торопливо собирал отобранные ранее пособия - неожиданно наткнулся на мэтра Вагнера. Старший преподаватель смерил меня вопросительным взглядом:

  • Ну, как? Удачно все прошло?
  • Вы о чем? Если вот об этом, - хлопнул рукой по оттопыривавшемуся карману, - то благодарю за...
  • Нет. Ваша беседа со студентом Осбертом.
  • Вы... откуда знаете?
  • А кто, по-вашему, попросил студента сходить именно туда за... хм... кое-какими вещами?
  • Так вы, - дошло до меня, - его туда отправили нарочно?
  • Ну да. Как вы сами упоминали, от вас он успешно скрывается. Но на занятия,тем не менее, исправно ходит... хотя и не на все. А вам, как я понял, крайне важно было с ним побеседовать. Ну, а поскольку я - их куратор, на мои занятия он не может не приходить,то пришлось слегка... посодействовать. Так как все прошло?
  • У-удачно, - меня поразил неожиданный союзник из числа коллег.
  • Очень на это надеюсь.

Он сказал это таким тоном, что я сразу все понял.

  • Вы... знаете, что происходит в Колледже?

Рихард Вагнер отвернулся, вперив взгляд куда-то вдаль.

  • Догадываюсь, - процедил он. - Сама атмосфера... вы человек новый, хоть и были тут когда-то, но давно. С тех пор тут произошли... кое-какие перемены.

Я не сдержался и фыркнул. Да уж! Перемены. Новые факультеты и дополнительные курсы растут, как грибы после

дождя, возводятся пристройки для занятий, принято на работу несколько новых преподавателей...

  • Это не внешцие перемены, - пояснил мою мысль Рихард Вагнер. - Вернее, не такие перемены, на которые обращают внимание. Несмотря на все вот это, Колледж остается таким, каким был десять лет назад. А мир изменился. И измениться должны мы все. Измениться, приспосабливаясь к новым условиям или... уходя в небытие, чтобы освободить место новому. Это закон природы, которому подчиняется все живое, даже боги. Но Колледж меняться не хочет. То есть, он... меняется, но не так. Эти перемены мне и не нравятся. Они... как болезнь, которая разъедает тело. Не всякий целитель справится. Иногда проще и дешевле сразу вызвать гробовщика.
  • Этот гробовщик - я?
  • Вы или любой другой инквизитор - сейчас не суть важно. Важно спасти то, что спасти ещё можно... и уничтожить то, что спасти нельзя...
  • Вы говорите, как целитель, а не как некромант! Осторожнее...
  • Думаете, меня можно отддть под суд за ересь? Мдстер Г руви, если бы за слова действительно казнили, кдждый второй поп^л бы на кдторгу или эшафот. А остальным для профилактики отрезали бы языки - иначе можно совсем ндрода лишиться.
  • Вы зндете, кто за всем этим стоит? - не дал я увлечь себя от темы.
  • У меня есть кое-какие мысли, но... я не уверен. И нет доказательств.
  • И все же?
  • Не хочу наговаривать, - отговорился он. - Чаши весов должны оставаться в равновесии. Но желаю удачи!

На этой странной ноте мэтр Вагнер развернулся и зашагал к главному корпусу. Бежать за ним и требовать объяснений не входило в мои планы. Тем более что, оставшись один, я по

безлюдью и тишине догадался, что занятия уже идут. А значит, я опаздываю,и мои студенты наверняка успели разбежаться.

Торопясь, свернул на боковую лестницу, по которой подниматься на четвертый этаж было проще, и уже на третьем лестничном пролете, разлетевшись, наткнулся на спускавшихся навстречу студентов.

Они оцепенели.

- Как... мило, - перевел дух. - Вот уж не думал, что у вас такая тяга к знаниям! Встречать меня... благодарю. Идемте, молодые люди!

Они как-то странно смешались, но я перекрывал дорогу,и поэтому парням и девушкам пришлось развернуться и затопать в обратном направлении. Вид у большинства был убитый, и только один парень нервно хихикал. Ну да, ну да. Он, наверное, уже предвкушал целый час ничегонеделания, а тут возьми и явись я!

Лично мне было не до смеха. Чем ближе подходили к аудитории, тем яснее передо мной вставала простая и ясная мысль, что, похватав из сундучка кое-какие вещички, я напрочь забыл о теме занятия. И, скорее всего, большинство из пособий притащил зря. И вообще, я не готов к уроку.