Остаток дня провел в раздумьях. Что же такого узнала мэтресса Кит? Чей труп или трупы ей привиделись? Понятное дело, что неопытные студенты не смогли «подцепить» ее видение - тут сложилось много факторов, в том числе и то, что все зависит от точки зрения.

Может быть, Агнешка Быченя просто- напросто не знакома лично с тем, кто будет убит, а ее наставница знала и, естественно, была поражена? Кроме того, могли иметь место искажения реальности, вызванные передозировкой девятисила. И то, что я уже узнал будущее, и оно немного успело от этого измениться... Сколько было в прошлом случаев, когда, получив суровый прогноз, человек успевал так изменить свою жизнь, что он не сбывался или значительно смягчался? История Спящей Красавицы тому подтверждение - ведь изначально девушка должна была просто умереть. И умерла, если бы у Злой Феи хватило ума держать язык за зубами. Но прогноз стал известен остальным - и был успешно изменен. Так, может быть, мое присутствие все исказило? И что случилось после того, как я ушел? Ведь весь этот мусор, разбросанные перья - все было не так. Может быть, к мэтрессе Кит заходил кто-нибудь еще? Этот кто-то явно был последним, кто видел преподавательницу и знает больше моего. Но кто? Следы, конечно, найти можно - теоретически.

А практически мы с группой третьекурсников так там натоптали, что бригаде следопытов не разобраться.

Если думаете, что я не искал Верину, вы ошибаетесь. Я обошел почти весь Колледж, расспрашивая коллег. Никто прорицательницу не видел. Почти никто. Мэтр Сибелиус, который имел обыкновение сидеть у окна и смотреть на сквер, видел, как кто-то вел в сторону лазарета женщину, отдаленно похожую на мэтрессу. Но женщина частично заслоняла собой этого мужчину, да и зрение старого некроманта стало

подводить с возрастом. Да, мужчина. Да, среднего роста. Да, в темной накидке, которую носят преподаватели и старшие аспиранты. Да, методом исключения можно кое-кого отбросить - самого мэтра Сибелиуса, автора этих строк, тех, чей рост выше или ниже среднего - но и только. Дело становилось запутанным и серьезным. Это уже тянуло не больше, ни меньше на преднамеренное устранение свидетеля. Ведь в лазарете прорицательницу тоже никто не видел. Кем бы ни был этот доброхот, до места он ее не довел.

Дело становилось запутанным. Исчезновение среди бела дня преподавателя - это вам не хухры-мухры. Это уже «теплее». За это надо браться. По крайней мере, будет, чем заняться до того, как произойдет «то самое», ради чего меня сюда и направили!

Решив не откладывать дела в долгий ящик, принялся составлять план. Привычка, знаете ли. В монастыре Инквизиции весьма любят всякую писанину - мол, написанное пером не вырубишь топором и все тому подобное. Тут и планирование собственного дня, и многочисленные отписки вышестоящим - чем занимался весь день? - и свидетельские показания, и компромат на подозрительных личностей - мол, у меня тут написано, что такого-то числа прошлого месяца вы изволили на приеме выражаться так-то и так-то...

Короче говоря, я пошарил в своих вещах, отыскивая бумагу и чернильницу. Чернильница отыскалась легко, а вот бумага...

Копаясь в поисках чистых листов, я наткнулся на какие-то наспех сделанные записи. Консультации... замены... отработка... Что за... ? Ах, да! Это тот самый учебный план, ради которого я ходил к Верине Кит. Ну-ка, ну-ка... Фехтование, лоскотухи, волкодлаки, свойства кладбищ рунная магия, охота на навь... Ничего подобного «зачету по прорицаниям» или хотя бы «тайные знания» не наблюдалось. Значит ли это, что прорицательница не заглядывала настолько близко? Или есть какой-то предел, дальше или ближе которого ни один прорицатель ничего не может увидеть? Как бы то ни

было, на всякий случай выписал все на отдельный листок и пришпилил его к стене над кроватью.

На другой листок выписал все вопросы, касающиеся исчезновения женщины. Их пока было немного:

«1. Что такого она увидела?»

«2. Кто был этот незнакомец?»

«3. Почему их больше никто не видел?»

«4. Кто заходил к мэтрессе Кит после меня и зачем?»

Внизу осталось довольно много свободного места, и я на всякий случай поставил цифру «5» - вдруг еще что-нибудь вспомню. Но тут меня прервал стук в дверь.

Распахнув ее, нос к носу столкнулся с Роем Бойко. Аспирант был в кожаной куртке с заклепками, полностью экипирован и держал на руке темную накидку.

  • Привет. Ты свободен?
  • Ну... не так, чтобы очень, но...
  • Нужна помощь. Ты вроде как в некромантии разбираешься?

«Вроде как?» - мне удалось подавить нервный смешок. Почти

три года полевой практики уже не считаются?

  • Есть немного.
  • Сходишь со мной на кладбище?
  • Сейчас?
  • Да. У нас практикум, определение свойств кладбищ мэтр Вагнер занят, мэтр Сибелиус - он... не может, а мастер Кунц сам попросил подыскать напарника...

Мастер Кунц был вторым преподавателем некромантии. Он был на пару лет старше Рихарда Вагнера, но до сих пор сидел в младших. Что это? Совпадение или...?

Бросил взгляд на список тем для занятий. Да, вот оно. «Степень активности кладбищ». Что ж, значит, прогноз начинает сбываться.

  • Сейчас буду.

Кладбища... Как много в этом звуке... Несмотря на то, что в последнее время полномочия некромантов существенно расширились - теперь и следователь-некромант и врач- некромант не в диковинку - наша основная работа приходит именно здесь. Потусторонние сущности всегда стараются проникнуть в мир живых, нарушая равновесие. Одни - из чистого любопытства и для развлечения, другие - так сказать, по делам,третьи - движимые злобой и местью, а четвертые просто одержимы жаждой разрушения. И мы стоим как бы на границе между тем и этим светом. Говорят, прежде отношения некромантов со смертью было чисто утилитарным - мертвые знают больше, чем живые и могут поделиться своими знаниями. Кроме того, из покойников получаются великолепные слуги - не требуют ухода, лечения, выходных и не знают усталости и сомнений. Одно плохо - быстро разлагаются, так что для поддержания их в форме требуется жизненная сила, порой самого некроманта, а порой и случайного путника. Да, мы имеем дело со смертью, а где ее больше всего? На кладбище, где же еще?

В Зверине было аж три кладбища - два старых, закрытых для новых захоронений, и одно новое. Но и оно вот-вот будет переполнено,так что город начал понемногу подыскивать место для четвертого кладбища. Насколько помнил, уже выделено место ниже по течению реки, в двух шагах от небольшой рыбацкой деревушки, носящей странное название Малые Пёсики. С появлением нового кладбища черта города отодвинется еще,и эта деревушка станет частью столицы.

О ней я и думал, пока мы шагали по улицам ночного города. Обычно практикум у студентов проходил на одном из двух старых кладбищ. Заранее договаривались с дежурным некромантом, он очерчивал несколько могил, помогая по мере сил. Иногда, при проведении масштабных учений, привлекались монахи-«смертники» из обязательного для каждого крупного города монастыря. В общем, делалось все, чтобы студенты случайно не натворили дел. Я и теперь ждал чего-то подобного. Но чтобы практикум проходил на новом месте? Там же магический фон практически никакой! Откровенно говоря, он вообще неизвестно, какой! И отправлять туда студентов? У кого-то не все в порядке с головой!

Об этом я и выговаривал шепотом Рою, пока мы шагали темными улицами. Впереди решительно топал мастер Кунц, за ним нестройной толпой шаркали по мостовой третьекурсники факультета некромагии, а замыкающими шли мы с Роем.

  • Это же такая ответственность! А если с ними что-то случится? - шипел я, цосясь на десять силуэтов. - С кого головы полетят? С нас с тобой! Тебя первым, как пить дать, отсюда вышибут.
  • А почему не тебя? - спросил Рой.
  • Я к тому моменту буду уже далеко...
  • Ага. Лететь со скоростью пинка... Да не бойся ты, Згаш.

Там уже магистр Вагнер прошелся, все подчистил. Если что и есть, оставлено нарочно, для практики.

  • Нарочно? - я от неожиданности чуть не споткнулся. - Да это прямое вредительство!
  • Сомневаюсь. Кладбище-то выбиралось после консультации. Еоворят, сам Бруно Черный руку приложил и дважды на место выезжал.

Бруно Черный был главой гильдии некромантов, занимая этот пост без малого двадцать лет. Я сталкивался с ним уже раза три, немного знал его секретаря Рудольфа Панду. Именно Бруно Черный засвидетельствовал мое формальное отречение от некромантии. Именно при его попустительстве я стал таким, каким есть. О его силе ходили легенды, но вот Супругом Смерти он не стал.

  • Ну... если дважды... А мы тогда на кой ляд там сдались?
  • Ну, так магического фона там, как такового, нет, - подмигнул Рой. - Это на кладбищах он есть, и немалый, а тут... пойди ещё найди такое «чистое» место!

«Чистое место» - значит, здесь давно никто не умирал. А если смерть и случалась, то вполне себе безобидная - например, хорек убил мышь... Но если погибал человек, причем насильственной смертью, то такое место становилось непригодным для захоронений. Считается, что на таком «грязном» ложе покойникам будет тяжело лежать. Они станут чаще подниматься и уходить «в гости» к своим семьям.

  • Верю, - кивнул я. Что ж , если все обстоит именно так... - И все равно, я не понимаю. Если место «чистое» настолько, что туда можно запросто выпустить кучку юных дарований,то зачем нужны мы? Ты - «боевик», я... кхм... некромант- практик...
  • Узнаем, - пожал плечами Рой.

Он оказался прав. Ответ мы узнали довольно скоро.

Территория будущего кладбища не была ничем огорожена. Мы обошли вдоль забора крайний дом, выслушав брех дворового пса,и оказались на окраине чистого поля. С одной стороны его ограничивали зады крайних домов деревенской улочки, с другой - дорога, уходящая к лесу, с третьей - река. Только с четвертой стороны, на равнине, четких границ не было. Пока не было.

Ночь была мрачная. Небо ещё в полдень заволокли низкие облака. Закат получился тусклый, стемнело немного раньше, чем положено в такое время года. Мы сгрудились на краю, рассматривая унылую землю с торчащими тут и там пятнами - то ли груды бытового мусора, то ли бурьян. Дул порывистый ветер.

  • Итак, мы на месте, - мастер Кунц потер руки. - Наша задача - определить магический фон данной местности и составить целостную картину. Исследования проводились комиссией, возглавляемой самим Бруно Черным. Выводы этой комиссии неоднозначны. Вы должны своими исследованиями либо подтвердить, либо опровергнуть их.
  • А что за выводы? - спросил какой-то плохо видный мне в темноте парнишка.
  • Об этом вы узнаете позже. Пока не стоит их обнародовать, что бы у вас не возникло желания подогнать результат своих исследований под официальные данные. Уточню, что это - среднее значение. Фон мерялся в течение одного лунного цикла с равными интервалами. Замеры велись в шести разных точках. Был составлен своеобразный график колебания магического фона... но на разных участках отдельные показания сильно отличаются. Сейчас вам выделят по участку. Вы должны замерить магический фон в каждом. После чего мы нанесем ваши данные на карту...

Дальнейшее произошло довольно быстро - мастер Куцц раздал студентам несколько листочков. На каждом была начертана короткая табличка, которую те должны заполнить своим наблюдениями. После чего он едва ли не за руку, словно это были не студенты-третьекурсники, а школьники начальной школы, отвел их по разным частям кладбища. И только после этого повернулся к нашей парочке.