ГЛАВА 18

(Фатум)

Молли не смотрела вечерний перископ Мейбл. От одной превьюшки, ей стало невыносимо больно, потому что подобные пытки, были несовместимы с жизнью.

 

 

 

Что ж, если она была временным уколом обезболивающего, а Мейбл, лекарством от всех болезней, то пусть так. Вряд ли, эту звездную парочку, волнуют чувства других.

Ведь ничего не стоит спасти, а потом плюнуть в дуну. Поцеловать, а после прогнать.

Молли чувствовала себя пеньятой, по которой Данте весело бил палками, в ожидании, когда же из нее посыпятся сладости и конфетти.

Конфетти не сыпалось, а вот удары были болезненными.

Она еле встала с постели, и впервые, даже не заправив ее, отправилась на кухню.

Крепкий кофе, который был должен привести в себя ее измученное тело, совершенно не действовал,и кроме желания сдохнуть, Молли больше не чувствовала ничего.

Телефон звякнул, сообщая о новом оповещении.

У него был ее номер, кто знает, может быть, он осмелится хотя бы попросить прощение?

Молли еле сдерживала слезы, пока ехала в машине, а его лицо не выражало ничего. Полное отсутствие эмоций. Он включил на всю музыку и лишь иногда, шевелил губами, подпевая кричащему во все горло солисту.

Молли тоже хотелось кричать. Орать, не сдерживая эмоций, но она продолжала сидеть молча.

Она молчала до тех пор, пока Данте не остановил машину. Не нужно было и слов, не нужно предложений, она сама, пулей вылетела, больше не в силах сдерживать слезы.

Один поцелуй, может сотворить ужасные вещи.

Если словом можно убить,то поцелуй Данте, сразу отправляет твою дуну в увлекательное путешествие, по всем девяти кругам ада.

Молли взяла телефон, переходя по ссылке оповещения.

"Я бы тобою завтракал и обедал.

Я бы тобой запивал неудачи.

Я бы тобой отмечал все победы. Как же иначе?

Е[ереплюну Ееракла, если ты рядом.

Выстрою город, посажу целый лес.

Докажу всем, что ты -это все семь чудес.

Я бы с тобой прожил девять жизней.

Я бы из ада вернулся живой.

Только бы рядом.

Только с тобой."

На фотографии спала Мейбл. Красивая, как всегда. Нежная и счастливая.

Скорее всего, перед этим, они занимались любовью, и от этого становилось ещё более тошно.

Молли хотела бы порадоваться за них, но не могла.

Раньше, когда не знала Данте, могла. А теперь, нет.

Ещё одно оповещение, и вера во что-то хорошее значительно уменьшилась. Молли аппатично опустила шторку на телефоне, читая заголовок:

" Фрей. День Рождение. Поздравить".

Чудно.

Кофе еще сильнее отдал горечью по рецепторам. Занятия. Экзамены. Последние лекции... разве все это ещё имело значение?

Молли вылила в раковину остатки, возвращаясь в свою комнату, и вытрушивая на одеяло всю свою косметику. Не хотелось быть собой. Точнее, хотелось наконец-то стать кем- то. Белый холст некому не интересен. Это скучно и уныло. А вокруг слишком мало достойных художников, которые могли бы оставить на нем что-то прекрасное. Обычно, это банальная мазня.

Молли подвела слегка брови, подкрасила бесцветные ресницы, и нанесла на губы ягодный тинт. Хоть немного красок должны были сделать свое настроение, но они только усугубили ситуацию. Молли чувствовала себя грустным мимом, на чье лицо нанесли веселый грим, и оставаться наедине с самой собой, было просто невыносимо.

Плевать. Придёт раньше и поможет Нине с готовкой. Поздравит Фрея,и хотя-бы кто-то в этом мире, будет менее одинок, чем она.

Подарок, она уже давно выбрала и оформила. Ей хотелось преподнести ему что-то особенное, потому что, Фрей был единственным, кто считал ее особенность чудом, а не уродством.

Закинув коробку на заднее сидение, Молли завела машину. Она долго не ездила за рулем, пешие прогулки ей нравились куда больше. И вот сейчас, оказавшись в салоне, она снова мысленно перенеслась в машину к Данте. Его шикарный автомобиль, значительно отличался от ее скромного «матиза», но какая разница где сидеть униженной и разбитой?

Девушка прикрыла глаза,досчитала до десяти,и попыталась внушить себе, что она отпустила ситуацию. В конце, концов, разве можно было ожидать от невменяемого человека, адекватных действий? Хорошо еще, что это был поцелуй, а не удар в челюсть. Хотя она с радостью бы лучше пожертвовала несколькими зубами, чем позволила себе поверить в искренность его поцелуя.

Но черт возьми, Молли видела в его глазах осмысленность и это никак не желало выходить из ее головы.

Новенький квадракоптер, который лежал в упакованной коробке, заставил Молли изрядно потратиться. Но ей не было жалко ни единого цента. Ее единственным желанием было расширить границы возможностей Фрея. Нина и родители парня работали, как и все вокруг, и он очень часто оставался один дома без возможностей перемещения на дальние расстояния. Молли не хотелось,чтобы инвалидное кресло стало причиной, которая будет его ограничивать в своем желании, например, посмотреть на океан именно сейчас. Не во время технического прогресса. И потом, хорошая камера, позволит ему снимать отличцые виды,или даже Фрей станет первым фотографом, который будет управлять этой штукой не выходя из дома, пока какая-нибудь пара, будет позировать летающему объекту.

Молли улыбнулась своим мечтам. Добрые мысли всегда греют душу, сколько можно разрушать себя мыслями о Данте?

Она припарковала машину у небольшого домика, который был огорожен симпатичным деревянным заборчиком. Во дворе был целый цветник, а за домом, небольшой бассейн и бунгало.

Молли очень хотелось, что бы праздник отмечали на улице. Ей нравился этот уют и единение с природой.

Она позвонила в дверь, одной рукой обнимая коробку с подарком.

  • Е[ривет. Я к Фрею, на день рождения,- она дружелюбно улыбнулась, когда на пороге появилась Нина.
  • Е[ривет, Молли,- девушка прикрыла за собой дверь, чем ввела ее, в небольшое замешательство.
  • Зачем ты пришла?
  • Фрей позвал меня,- Молли растерянно смотрела на хозяйку дома, и не понимала, что случилось?
  • Я думала, что прогулки с тобой помогут ему, но нет. Не знаю, что между вами произошло, но в тот вечер, он был абсолютно разбитым. Я переживаю, что его попытки покончить с собой, снова возобновятся.
  • Ты считаешь в этом есть моя вина?
  • Молли, я знаю, как он относится к тебе. И я не хочу, что бы ты делала ему больно каждый раз, когда он видит тебя,- попыталась объясниться Нина, но Молли безумно вскипела.

Она была зла. Почему она должна притворяться, почему

должна фальшивить? Примерять на себя чужие роли, красить лицо, что бы кому-то понравится, говорить не то, что хочется, подбирать слова, юлить и врать?

  • Ты серьезно? Серьезно считаешь, что если оградишь его от общения со мной, ему станет легче? Если твой брат, потеряет друга, ему станет лучше?!
  • Ты сама говорила, что все, что причиняет боль, нужно убирать из жизни,- возразила Нина.
  • Людей нельзя вычеркнуть из жизни просто так. Не получится не видеться и делать вид, что все в порядке, если все не в порядке. И твой брат, взрослый парень. Он сам должен решать, хочет он убрать меня из своей жизни или нет.

Нина глубоко выдохнула, не зная, как ей поступить. Молли разбивала сердце ее брату, а она смотрела и ничего не могла с этим поделать.

  • Нина, пожалуйста, пусть все идет своим чередом. Если бы мне был безразличен Фрей, я бы здесь сейчас не стояла,и не пыталась достучаться до тебя. Для меня важно, что бы сегодняшний день, он провел в кругу своих родных и близких людей,- Молли смягчилась, вручая Нине коробку.
  • Ты же знаешь, что он будет пытаться ухаживать за тобой, не смотря на твой отказ.
  • А кто сказал, что я собираюсь отказываться?

Молли сама не поняла, как с её языка слетели эти слова. Она устала. Устала, что все привыкли решать за нее. А она, на минуточку, уже давно жила самостоятельной жизнью, только решения, которые она принимала, были всегда не в её пользу.

Ее родители были против профессии, которую она выбрала, считая её не рентабельной. Они хотели, чтобы Молли работала в какой-то более основательной сфере, связанной с цифрами или логистикой, но не смотря на это, она все равно переехала в другой город, поступила туда, куда хотела и несколько лет жила на стипендию в общежитии для студентов. Осознав, что переубедить Молли им не удастся, они начали ежемесячно

высылать девушке небольшие суммы, которых вполне хватало снимать маленькую квартирку рядом с университетом, питаться более ли менее прилично, и иногда позволять себе шопинг. Молли не жаловалась. И вот сейчас, ей совсем не хотелось слушать, что Нина собралась решать за нее.

  • Что это значит, Молли? - спросила она, не однозначно глядя на девушку.
  • Это значит, что мы взрослые люди, и разберемся со своими чувствами сами. Родные часто путают элементарную заботу, с гиперопекой. Он может жить сам. Полноценной жизнью. Просто дайте ему это. Пусть он будет мужчиной в доме. Пусть он забивает гвозди, меняет сантехнику и проводку, открывает банки и бутылки, жарит мясо. И главное: он должен сам принимать решение с кем ему дружить и общаться. Не всегда дружба приносит только радость. Не всегда есть понимание и гармония. Не всегда девушка отвечает симпатией, не всегда пары, которые встречаются женятся и умирают в один день. Это жизнь, Нина. Дайте ему жить и все изменится.

 Ты так говоришь об этом, потому что в твои книгах все описано слишком сухо и по-научному. Я не враг тебе, Молли, и считаю тебя хорошей, порядочной девушкой, но это не ты вытаскивала его их петли, не ты бинтовала его кровавые порезы,и не ты ловила его, понимая что еще одна минута, и будет поздно. Я его сестра. Я его люблю таким, какой он есть,и всегда буду защищать его. С этим происшествием, в нашей жизни многое изменилось, я стала смотреть на других людей, не таких как мы, совсем по-другому. Мы даже стали по мере возможности помогать тем, кому повезло меньше Фрея. Тем, от кого отказались. И знаешь, какое самое главное правило я уяснила, помимо того, что цужно вести себя с ними так, будто они полноценные и ничем не отличаются от тебя? - Нина посмотрела на Молли, пытаясь показать ей, что она знает о чем говорит. - Помимо всего прочего, им нельзя ничего обещать. Ничего.