Подавая пример, волхвы первыми подошли к священному огню и по очереди громко назвали свои имена. И все, кто собрался, могли видеть, как языки пламени коснулись их протянутых рук, не причинив никакого вреда.

 

Вслед за ними потянулись и остальные. Перекладывая мечи в левую руку - многие явились сюда с оружием, - рыцари подходили к священному огню, повторяя процедуру. В напряженной тишине одно за другим звучали имена.

Некоторые Хору были знакомы, другие он слышал впервые, но священный огонь ни разу не показал, что перед ним не человек.

Уже больше половины «орлов», «подорликов», «орлят», «птенцов» и «слетков» прошли перед изваянием Г рома, когда снаружи послышались быстрые шаги, и кто-то отчаянно заколотил в запертые двери.

  • Отоприте! - послышался приглушенный голос, в котором звучала тревога. - Скорее!
  • Что там происходит? - волхвы переглянулись. Большая часть рыцарей ордена была сейчас здесь, снаружи осталась лишь ночная стража и ещё несколько человек.
  • Скорее! Отоприте! Несчастье! Великий Орлан...
  • Имейте терпение, братья! - один из волхвов шагнул вперед, поднимая руки и призывая всех к вниманию. - Твари коварны. Кто знает, что подстерегает нас там в самую опасную пору ночи? Здесь нас защитит Гром и священный огонь. А там...

Но было поздно. Сразу несколько рыцарей бросились к дверям и сняли засов, распахивая их.

В хоромину ворвался бледный до синевы «слеток;».

  • Великий Орлан! - выкрикнул он на всю хоромину. - С ним что-то произошло!

Крик послушника сорвал всех с места. Забыв про испытание, про Огненного Волка, про все на свете, рыцари бросились к Скале, самой высокой башне в ордене, туда, где жили только «орланы».

Те уже тоже были на ногах и возглавили колонну, оттесняя младших чинов подальше, ибо негоже всем подряд входить в покои Великого Орлана. Только ухаживающий за стариком «слеток» оказался в первых рядах.

Он-то и постучал в двери:

  • Ваша милость? Светлый отец? С вами все в порядке? Мы можем войти?

Тишина была ему ответом.

  • Я боюсь, - «слеток» протянул руку к дверной ручке, да так и замер. Тогда один из «орланов» отстранил его и сам распахнул дверь.

В комнате было темно и холодно. Смутно белели очертания предметов - широкая кровать под навесом, две лавки, стол, кресло у камина. Два расположенных друг напротив друга окна были распахнуты настежь, и ночной воздух успел выстудить спальню. Ветерок влетал в комнату, ерошил волосы людей, играл кистями прикроватного полога.

На постели темнел чей-то силуэт.

  • Светлый отец? - окликнул Великого Орлана один из его советников.

Тот промолчал. Только «белые орланы*» сделали несколько шагов, склоняясь над распростертым телом.

(*Белые орланы - высшие чины ордена, входящие в Совет Орланов. В Совете обычно двенадцать белых орланов и тринадцатый Великий Орлан.)

  • Не может быть! Как это случилось?

Все взоры обратились к «слетку». Тот упал на колени:

  • Матерью-Землей всепрощающей и Дочерью-Ладой вселюбящей клянусь, когда я уходил, Великий Орлан ещё дышал, - воскликнул он. - Но... выглядел как-то странно. Словно... словно его заколдовали!
  • А теперь он по-прежнему выглядит так, что... хм... - «орлан» покосился на тело. Похоже было, что жуткий приступ боли скрутил старца в постели. Гроссмейстер выгнулся дугой, запрокинув голову и прижимая к груди сжатые в кулаки руки. Глаза почти вываливались из орбит, меж зубов чернел кончик прикушенного языка.
  • Все назад, - «орлан» взмахом руки попытался изгнать остальных рыцарей из комнаты. - Прочь! Здесь черная магия!

Никогда в жизни Хор не поднимался на Скалу и не думал, что в ближайшее время ему улыбнется удача пройти вверх по крутой лестнице. Лишь «орланы» могли туда заходить, но сегодняшняя ночь все перевернула, и он, затаив от волнения дыхание, спешил вслед за всеми.

Впрочем, он был не один. Не разбирая ранга, «орлы» поспешили на Скалу, чтобы лично убедиться в том, что с Великим Орланом случилось несчастье. Дисциплина была забыта.

  • Все назад! Это приказ! - слышались голоса волхвов, которых никто не слушал. - Возвращайтесь в хоромину на молитву! Немедленно!

Повиновение младших старшим - залог выживания в Ордене Орла. Где «птенцами», лишенными права голоса, молодые послушники накрепко запоминали это. И сейчас некоторые молодые рыцари один за другим стали останавливаться на полпути и поворачивать назад. И только Хорив продолжал карабкаться вверх по ступеням.

  • Куда? - Хора поймал за локоть его наставник, отец Ставр. - Молодым здесь не место!
  • Ах, прекратите! - отмахнулся молодой волхв. - Я имею право знать...
  • Ты имеешь право знать только то, что вам сообщат, - отрезал наставник.
  • То есть, не всю правду?

Судя по лицу отца Ставра, его ученик попал в точку. Кого угодно другого это могло бы смутить, но только не его.

  • Правда иногда бывает слишком опасна для неокрепших умов, - наставительно молвил старший волхв. - Ни «птенцам», ни «слеткам», ни даже «орлятам» не стоит знать всего!
  • Я давно уже не «орленок»! - парировал Хор. - И имею право знать, что происходит!

Их спор привлек внимание - на них стали оборачиваться. Отступавшие вниз младшие рыцари, оруженосцы и послушники бросали на пару заинтересованные взгляды. Любопытно было всем, но не у всех хватило смелости противостоять старшим по званию.

  • Позовите кого-нибудь из братьев-целителей, - раздался сверху криц, - и... сбегайте за отцом Ставром! Живее!

Услышав свое имя, наставник последний раз сжал локоть Хорива и, решительно отстранив ученика, через две ступеньки одолел последний лестничный пролет.

  • Не надо за мной бежать, - послышался его спокойный голос. - Я здесь.

Наставник молодых волхвов переступил порог, озираясь по сторонам.

  • Что произошло?

Впрочем, задавал вопрос он не для того, чтобы услышать ответ, а чтобы потянуть время и осмотреться.

  • Мы думаем, что здесь произошло нападение, - сказал «орлан», стоявший у изголовья постели гроссмейстера. — Нападение, совершенное с помощью магии.
  • Великий Орлан... жив?
  • Кажется, да, - «орлан» посмотрел на скорчившееся на постели тело. - Мы ждем братьев-целителей для окончательного решения. Только они могут сказать, насколько все серьезно.

Брат Ставр кивнул и прошелся по комнате, время от времени делая пассы. Добрался до окна, провел рукой по подоконнику.

  • Вы правы, брат, - спокойно сказал он. - И лишним лучше удалиться, ибо здесь опасно. Я чувствую магию, враждебную человеческой природе!

Повторять еще раз никому не пришлось - «орлы» отступили. Заминка вышла уже на лестнице, когда с ними столкнулись поднимающиеся наверх братья-целители.

Двенадцать «белых орланов», отец Ставр и двое целителей окружили постель, на которой лежало бесчувственное тело. Пока целители хлопотали, остальные молчали и ждали. Послушник тихо плакал в уголке.

  • Что вы думаете об этом, братья? - не выдержал брат Ставр.
  • Магия, - пожал плечами один из целителей.
  • Нечеловеческая магия, - добавил второй. - Противная людской природе.

Волхв тихо хмыкнул. Он и так это знал.

  • Он будет жить? - этот вопрос задал один из «белых орланов».
  • Мы ничего не можем сказать. Пока жизнь теплится в этом теле, - целитель провел ладонью по груди старика, задержался на солнечном сплетении, одной рукой касаясь кожи, а другой рукой шевеля в воздухе пальцами, как будто пытался нащупать и вытянуть невидимую нить. - Пока он живет и дышит, но трудно сказать наверняка, вернется ли к нему сознание.
  • Слишком мощные чары, - добавил второй целитель. - И - увы! - мы не знаем, какие именно.
  • То есть, как?

Вопрос повис в воздухе. И не только потому, что среди присутствующих как; минимум трое знались с магией, но и потому, что этот вопрос тянул за собой другие: «Как? Какими именно чарами? Кто? Зачем? Почему?» - и пока ни на один из этих вопросов не было ответа.

Хотя...

Брат Ставр отошел в сторонку и провел ладонью по раскрытому окну. Поднес ладонь к лицу, вдыхая запах. Сделал резкий жест, словно ловил муху...

  • Вы что-то учуяли?

Старший волхв обернулся на присутствующих.

  • Да. Здесь... побывало какое-то существо. Смотрите!

На раскрытой ладони покоилось несколько шерстинок,

тонких, как паутинки, но слабо мерцающих в темноте.

  • И я не знаю, что это за существо.
  • А я знаю...

Все разом обернулись на юношу, застывшего на пороге. Даже «слеток» перестал плакать и поднял голову. Судя по регалиям, перед старшими был «орел», да еще и волхв. И брат Ставр хорошо его помнил:

  • Сын мой, что вы здесь делаете?
  • Отче, - юноша переступил порог, - мы только что все видели там, внизу, Огненного Волка и...

Один из братьев-целителей проворно шагнул вперед, взял ладонь брата Ставра, в свою очередь поднося к лицу.

  • Нет! - сказал он. - Это кто угодно, только не Огненный Волк. Вы позволите, брат, взять эту шерсть для исследований?
  • Разуме...

Волхв не договорил - в тот же миг, когда он протянул ладонь и случайно повернулся к окну спиной, шерстинки растаяли у него в руке. Хорив - это был он - тихо ахнул.

  • Ну, - брат-целитель положил ему руку на плечо, - по крайней мере, мы знаем, кем не является существо, причастное к смерти Великого Орлана. А это уже, согласитесь, кое-что!

По лицам остальных «белых орланов» было заметно, что они знают или догадываются кое о чем еще, но предпочитают держать свои мысли при себе.

  • Что же нам делать? - спросил Хорив.
  • Ждать знамений. Искать. Молиться... и верить.

Искать! То, что у большинства рыцарей-«орлов» получалось лучше всего. Искать следы. Искать ту тварь, чья волшба поразила Великого Орлана. Искать ответы на свои вопросы. Один за другим они направились к выходу. И Хорив, пропустив старших вперед, тоже уже начал послушно спускаться вниз по ступеням, когда неожиданное событие заставило его задержаться

  • Отец Ставр! - разнесся по коридору отчаянный девичий голос.

Прыгая через три ступеньки и яростно работая локтями, к старшему волхву проталкивалась одна из «орлиц». Лицо молодой женщины раскраснелось, коротко остриженные волосы разлохматились космами.

  • Отец Ставр! - воскликнула она, подбегая. - Я видела его!
  • Кого?
  • Брата Даяна! - выпалила «орлица». - Он жив!

Хор навострил уши - он, как и все, слышал о том, что в разное время пропало несколько его собратьев по ордену. Упоминалось и имя брата Даяна, как одного из пропавших за последнее время. Куда они исчезали и как - для большинства «орлов» оставалось тайной. Это знали только «орланы», которые и руководили отбором кандидатов, отправляя их в опасный путь. И отец Ставр, наставник Хорива, входил в число избранных.

  • Жив? - переспросил волхв. - Дочь моя, ты в этом уверена?
  • Да! - «орлица» буквально светилась от счастья. - Я видела его! Только что он пришел ко мне в келью. Сначала мне показалось, что это сон... Даян мне снился уже несколько раз,

- смущенно уточнила она, - но потом я поняла, что это неправда. Сегодня он был такой...такой...реальный...

К удивлению Хора, «орлица» смущенно потупилась.

 Дочь моя, - помолчав, отец Ставр положил руку ей на плечо, - я знаю, какие чувства ты испытывала к брату Даяну.