• Так вот, за те годы, когда велось изучение мутантов, ученый мир и богословы пришли к выводу, что, в данном случае, главное - душа. Тут мы, образованные скептики, полностью солидарны с отцами церкви, и между нами в кои-то веки раз не возникло разногласий, - доктор позволил себе улыбку. - У этих существ нет души. Их разум гаснет, они становятся в этом отношении хуже животных, ибо домашние любимцы, например, кошки или собаки, способны чувствовать, хотя и не могут мыслить. Но мутанты... они ничего не могут. Полное перерождение. Увы, мне жаль.

Леди Элинор с такой силой стиснула в кулаке платочек, что стал слышен скрип ткани.

  • И каков ваш вердикт?
  • Вашей дочери нет. Она мертва. И вам стоит избавиться от... тела.
  • Нет, - прозвучало так тихо, что доктор подался вперед:
  • Что, простите?
  • Я сказал «Нет!» - ровным голосом, четко, как на собрании пэров, повторил сэр Генри. - Я вам не верю. Вы давний врач нашей семьи, но вы - только врач. И вы сами сказали, что ваши коллеги ведут исследования. Ваш диагноз... я соберу консилиум. Приглашу лучших специалистов. Я этого так не оставлю, слышите? Можете быть свободны! Вас проводят.

Доктор Кларен пожал плечами и поднялся. Что толку спорить? Он знает, на чьей стороне нелицеприятная правда.

 

Хлопнула дверь. Как ни был тих и приглушен расстоянием этот звук, он заставил всех вздрогнуть.

  • Боже мой, - прошептала леди Элинор, - какой ужас.

В присутствии близких она могла позволить себе немного расслабиться и страдальчески поморщилась. Потом отчаянно, боясь выдать свои истинные чувства, прикусила платочек. Слезы тихо потекли по ее щекам.

  • Что же нам делать, Генри?
  • Не знаю, - граф смотрел в пустой по случаю теплой погоды камин и чувствовал, что его пробирает дрожь. - Но я этого так не оставлю! Я все сделаю, чтобы...

Осторожные шаги и стук в дверь заставил его примолкнуть. Супруги тревожно переглянулись. То ли вернулся доктор Кларен, то ли это явились чистильщики? Так скоро? Но откуда они узнали?

К счастью, это был всего лишь лакей, несущий на подносе письмо.

  • Прошу прощения, это доставлено с дневной почтой. Кроме него, пришел свежий номер «Светской хроники». Прикажете подать?

Сэр Генри кивнул, чувствуя, что не может говорить. Его мир рушился, а «Светская хроника», как обычно, выходила по средам и пятницам и печатала скандальные, пикантные или просто интересные подробности всем известных событий или, наоборот, освещала те стороны жизни, которые почему-то прошли мимо читателя. Интересно, как скоро на ее страницах появится сенсационное сообщение, что дочь и наследница графа Фрамберга, мисс Роза Фрамберг, одна из самых завидных невест столицы, заболела?

Нет, он этого не допустит. Он сровняет типографию с землей, лично уничтожит тираж вместе с гранками и черновыми заметками в блокнотах, затаскает журналистов по судам, обвиняя в клевете. Если надо, дойдет до суда пэров. Государство должно защищать своих граждан! Тем более, тех, кто заседает в палате лордов и от кого зависит судьба страны. Они не должны, не имеют права мешать с грязью имя Фрамбергов!

  • Господи, Генри! - читавшая письмо Элинор вскрикнула и прижала платок к глазам. - Это... это катастрофа! Ах, все погибло! Мы пропали! Боже мой, за что Ты нас так караешь?

Она откинулась на спинку кресла, закрыв лицо рукой. Письмо выпало, и Джеймс, все это время скромно сидевший в уголке, проворно подхватил его, разворачивая небрежным движением.

  • Хм... - его взгляд сразу зацепился за середину, пропустив все обязательные приветствия и вступления. - Что пишут, дядюшка! Вот это да!
  • Что там? - сэр Генри уже собирался сделать племяннику внушение, но колебался, видя, в каком состоянии его супруга.
  • Ах, Генри! Это ужасно, - простонала та. - Сэр Реджинальд Мортимер извещает нас... не напрямую, просто высказывает свое мнение, которое его тетушка сочла нужным нам сообщить, что если в ближайшие дни на одном из раутов он не увидит свою предполагаемую нареченную и если их не представят друг другу, он оставляет за собой право в одностороннем порядке расторгнуть помолвку, которой все равно что не было. В конце концов, он требует, чтобы ему сказали правду о его невесте. Ах, Генри, что же нам делать? Мы ведь не можем показать ему... это?

Тот стиснул зубы. В словах предполагаемого зятя была правда. Семьи успели списаться, практически уговориться о месте и времени встречи, где молодые люди под благовидным предлогом впервые увидели бы друг друга. Розе успели сообщить, что ею очень интересуется некий весьма респектабельный молодой человек с приличным состоянием и положением в обществе. Вступив в переписку с его кузиной, своей подругой по пансиону, Роза узнала, что речь идет о Реджинальде. Она с любопытством ожидала этой встречи... но болезнь приковала ее к постели и разрушила будущее молодой девушки.

На ту встречу супруги Фрамберг не явились, выдумав какую- то причину и, извинившись, предложили встретиться в другое время. Но состояние здоровья Розы заставляло их все откладывать и откладывать первое знакомство. О том же, чтобы явиться к предполагаемым родственникам в дом, не шло и речи. Так что Реджинальда Мортимера долго потчевали туманными обещаниями: «Когда-нибудь, при благоприятных обстоятельствах...» - и неудивительно, что он перестал ждать.

  • Что же нам делать? Наша репутация...
  • Наша дочь, Элинор. Судьба нашей дочери, вот что должно тебя волновать. Без Розы нам не поможет никакая репутация, даже самая безупречная.
  • Но ведь это скандал, - с придыханием воскликнула леди Элинор. - Это катастрофа. Даже если нам удастся сохранить все в тайне... я имею в виду, ее состояние...то где мы найдем ей жениха? От нас все отвернутся! Мы уже сейчас не можем никого принимать, даже родственников, и я сама боюсь выезжать, чтобы не дать повода для сплетен. А что будет потом, когда скрывать станет уже невозможно? Что нас ждет? Слухи ходят уже сейчас. Моя Мэри, возвращаясь с выходного, всякий раз докладывает мне о том, что про нас говорят соседи. Слуги шепчутся на кухне... правда вот-вот выйдет наружу. И тогда... Боже, что тогда будет?
  • Ты права, Элинор, - холодно промолвил сэр Генри. - То, что нас ждет... нас всех... Поиски жениха для Розы - самая меньшая из проблем!
  • Кхм... дядя...

Сэр Генри посмотрел на племянника. Он совсем забыл о его присутствии!

  • Что вам угодно, Джеймс?
  • Дядя, я, - молодой человек побледнел, но продолжал твердым тоном, - я готов...
  • К чему?
  • Понимаю, это звучит странно и существует множество препятствий, но я... готов сделать предложение. И даже озвучить его официально.
  • Какое предложение? - жуткая догадка осенила сэра Г енри, но он все ещё не мог в это поверить.
  • Я готов сделать мисс Розе Фрамберг предложение руки и сердца, - мертвеющим голосом промолвил Дящймс. - Я чувствую ответственность... там, в сквере... если бы не я... если бы я не настоял... не отговорил мисс Розу от этой безумной затеи... ничего бы этого не было. И в ее состоянии есть и моя вина, немалая вина. Которую я хотел бы искупить... женившись на... ней.
  • Ты хочешь стать мужем Розы? Сейчас, когда она...
  • Сейчас или потом, когда... когда она поправится.

Несколько секунд сэр Генри сидел неподвижно, уйдя в себя,

а потом вскочил резко, как подброшенный невидимой пружиной.

  • Да, - промолвил он. - Когда поправится. Она поправится!

Быстро стиснул плечи Джеймса и, еще быстрее отстранив

молодого человека, вышел из комнаты.

  • Миссис Чес! Здравствуйте, миссис Чес! Давно не виделись! Как ваши дела? Как здоровье?

Верна внутренне застонала. И принесла же нелегкая эту миссис Тук! В недавнем прошлом эта первая сплетница Кейт- стрит порой развлекала ее своей болтовней, но только не сейчас, когда Верне не хотелось ни с кем разговаривать. Но не побежишь же от собеседницы, сломя голову! Тут уж точно сплетен не оберешься!

Пришлось остановиться, делая вид, что рада задержке, а то корзина слишком уж тяжела.

  • И вам доброго дня, миссис Тук. Вот, клиентам белье разносила и новые заказы набрала. А заодно в лавке кое-чего прикупила. Картофель вот, каштаны, зелень... - она по опыту знала, что если начать беседу, миссис Тук быстро охладевает к разговору. Она любила говорить сама, но при этом терпеть не могла, если приходилось выслушивать других.
  • Все-то вы в трудах и заботах! - перебила миссис Тук, всплескивая руками. - День-деньской и не присядете совсем!
  • Что поделать, приходится много работать...
  • Да виданное ли это дело - так надрываться? В вашем-то возрасте и шитьем последнее зрение убивать! На покой пора, внуков нянчить...
  • Рановато мне с внуками-то, - невольно улыбнулась Верна. - Мне ведь только тридцать девять лет.
  • Всего-то. Сорока ещё нет, а уже... не в обиду вам будь сказано, миссис Чес, но в последнее время вы как-то неважно выглядите. Вы не заболели случайно?