• О том, кто что должен, а что не должен делать, мы поговорим потом, - отчеканил сэр Генри. - Отправляйтесь в свою комнату, юная леди. Приведите себя в порядок и ложитесь спать. Утром извольте не выходить из своей комнаты, пока мы с вами не поговорим о вашем поведении. И, скорее всего, вы останетесь в своей комнате на несколько дней. Вы наказаны... А вы, Джеймс, следуйте за мной!

Уходя вслед за дядей, молодой человек бросил на Розу обеспокоенный взгляд через плечо. Но девушка не смотрела в его сторону.

Верна не находила себе места. Она знала, что сегодня рабочие должны были получить недельную зарплату - на фабрике сэра Макбета ее выдавали перед каждыми выходными. В прошлый раз Виктор не принес ничего - он отрабатывал полученный накануне аванс. И вот сегодня юноша должен был впервые явиться к ней с деньгами.

Когда в конце улицы показались рабочие, Верна прекратила суетиться по дому и села у окна, поджидая сына. Взгляд выхватывал одну за другой знакомые фигуры соседей и просто тех, кто жил дальше, в менее престижных кварталах и просто шел мимо. Но ни Виктора, ни Сэма Петерса среди них не было.

Но Верна продолжала оставаться у окна, всматриваясь в конец улицы, пока у нее не заболели глаза. На печке простывал ужин, давно потух огонь, и в комнату через окно вползала вечерняя прохлада. Вечерело, улица постепенно затихала, а женщина все ждала.

Когда стемнело окончательно, она заволновалась. Что могло задержать Виктора? И где? Может быть, на фабрике авария? Тогда почему мимо нее спокойно прошли другие? А может, несчастье случилось как раз с ее сыном? Но ведь столько знакомых прошло мимо и поздоровались, как ни в чем не бывало! Если бы что-то произошло, хоть один бы ее предупредил!

А может, с ним случилось что-то по дороге домой? Завернул не в тот переулок, заговорил не с тем человеком... Виктор, конечно, довольно высок для своих лет, крепок, строен и не сказать, чтобы очень силен, но ловок и проворен. Он сумеет заподозрить неладное и увернуться...

А если напали со спины? Если их двое или трое? Отвлекли внимание, навалились скопом и... Но где тогда Сэм? Неужели и его тоже...

И только Верна Чес так подумала, как в конце улицы заметила знакомый силуэт.

К тому времени уже стало так темно, что лишь материнское сердце подсказало ей, кто идет. Набросив на плечи шаль,

Верна выскочила из дома.

  • Сэмми!

Сэм Петерс приостановился, слегка покачиваясь и хлопая глазами.

  • К-кто здесь?
  • Ваша соседка.
  • Г-госпожа Чес? - Сэм сделал шаг и покачнулся. - Ох... голова... - с этими словами он оперся на стену дома в двух шагах от входной двери. - Ч-черт...
  • Сэмми? - она подошла ближе. - Ты что, выпил?
  • Н-ну да! - как всегда бывает с пьяными, юноша мгновенно перешел от уныния к негодованию. - А ч-что, нельзя? Имею право! У меня выходной! Мы отмети-ик! - ли...

Верна терпеть не могла пьяных, сторонилась их. Воспоминание о выходках мужа были до сих пор свежи в памяти. Больше всего на свете она боялась, что Виктор однажды пойдет по стопам отца. И сейчас, увидев нетвердо стоявшего на ногах Сэма, испугалась.

  • А Виктор? Где он?
  • Н-не знаю, - Сэм поискал вокруг с преувеличенной тщательностью. - Мы вместе были, а потом он - ик! - ушел. А м-мы остались...
  • Куда ушел?
  • Не знаю. Ушел. И я пойду. Ага, миссис Чес?
  • Иди, - женщина посторонилась, наблюдая, как Сэм с трудом, по стеночке, добирается до входной двери, как стучит и вваливается в комнату, громогласно приветствуя домашних: «А в-вот и я! Дождались? А я это... отмечал. С друзьями...»