Представленных ниже поэтов объединяет, пожалуй, то, что каждый из них, начиная с первых шагов в литературе, каждой следующей книгой утвер­ждает верность себе.

 

Элио Пекора многим обязан известным представителям предыдущего литературного поколения, некоторых близко знал лично. Отдавая должное непреходящим ценностям их творческого наследия, Пекора, хотя и не назы­вает ни одного из них своим прямым учителем, опирается в своих стихах на опыт титулованных предшественников. Свидетельством тому сюжетность отдельных текстов, далеко не банальный выбор повествовательных дета­лей, осторожное тяготение к четким ритмическим рисункам и даже — ред­кий случай в современной итальянской поэзии — к рифме, не исключаю­щее внимания к верлибру, путь от описания к размышлению, от философского подтекста к философскому обобщению.

Чуждый нарциссизма, Пекора видит свое место в многоликом ряду со­братьев по перу, о чем свидетельствуют обращеннные к некоему коллек­тивному собеседнику строки:

Пожалуйста, не удивляйтесь. Все поэты — невидимое соло, неистребимое племя.

Немые, они говорят. Эпоха сменяет эпоху, а они все поют на древнем мертвом языке.

Два года назад Мило Де Анджелис в эссе "Что такое позия?", поведав о том, как он сам, молчун в детстве, от молчания пришел к стихам, и обра­щая этот сакраментальный вопрос и к самому себе, вынужден был при­знаться: "Я все еще не нахожу ответов. Плыву наугад. Мою ладью несет те­чение, и, стараясь удержаться в ней, я хватаюсь за что попало. Я цепляюсь, например, за архетипы, которые всегда сопутствовали поэзии: надеясь, что изучение этих архетипов поможет нам ответить на интересующий нас во­прос. Возьмем архетип молчания. Ссылаясь на собственную биографию, мы можем вспомнить и рассказать что-то о себе, понимая, что это не толь­ко моя история".

Стихи Де Анджелиса для этой подборки выбраны из последних на се­годня двух книг поэта — 2010 и 2018 годов издания. В каждой из них важ­ную роль играют "закрома памяти" — хранилища личного опыта, в каждой из них "я" автора соседствует с "ты", обращенным не только к собеседнику, порой коллективному, несмотря на единственное число местоимения, но и к себе самому.

Стихотворения Де Анджелиса критика нередко сравнивает с фотограмма­ми, с чередой кадров, остановивших мгновенье. Доверительная интонация не исключает присутствия подспудных смыслов, связанных с разрушением при­вычных связей между словами, не исключает сознательной недосказанности, тайны, которая, по словам Ахматовой, должна быть в стихах.

...Пытаясь найти ответ на вопрос, что же такое поэзия, Де Анджелис признается в упомянутом эссе: "Мы не знаем, что это такое, но знаем, что она приходит и преследует нас, как предвестье, ураган, судьба, и ее приход оставляет неизгладимый след, рану... При всей своей многоликости рана остается раной, мучительной и желанной, образуя, буква за буквой, имя порта[1] — цели нашего пути".

 

[1] Имеется в виду известное стихотворение Джузеппе Унгаретти “Погре­бенный порт”. Краткость текста позволяет привести его полностью: “Туда прибывает поэтч/ чтобы всплыть со своими стихами / и рассеять их / От этого стихотворенья / мне остается незримый след / неисчерпаемой