1

Если бы к раковине во мраке,

Радость моя, ты приблизила ухо ведуньи,

Ты не могла бы Не задаться вопросом:

‘Сквозь разрозненные эха откуда Этот шум долетает?”

 

Трепет замер бы в сердце,

Когда бы пугающий шум ты,

Рожденный тысячекратным эхо,

Бесстрашно расшифровала*

Ответ нетрудно представить:

 

“Долетает шум этот необъяснимый Из любовной истории безумца,

Уловимой не иначе Как в пору призраков”.

2

Если бы к раковине во мраке,

Радость моя, ты прижала ухо Ведуньи, ты меня бы спросила: “Откуда, Берет этот шум начало,

Чтобы в хоре чарующих голосов Леденить нежданным трепетом сердце?”

Когда природу этого страха Ты бы, радость моя, решилась Объяснить себе, ты бы признала С горечью, что во всем виновата Безумная любовь, чей голос Дано с неких пор услышать Лишь в пору призраков.

Было бы много хуже,

Мысленно услышь ты

Оракула в этом дыхании раковины,

Что напомнит тебе обо мне,

Которому уготована участь призрака В будущем недалеком.