Мы, убогие очкарики,

Бегающие по городу с рюкзачками,

В которых: мятые бутерброды (на кафе у нас денег давно уже нет) Недочитанные книги (на дочитывание книг времени давно уже нет — надо зарабатывать на еду)

 

Недописанные тексты (на написание текстов времени давно уже нет — нужно зарабатывать на еду и хотя бы иногда на книги)

Драные тапочки (иногда, совсем иногда — вдруг да в гости; но на самом деле — в гости ходить времени тоже нет — нужно зарабатывать на еду, книги и чтобы было в чем бегать по городу в поисках, черт возьми, денег)

Мы, читающие лекции в пустых аудиториях (у студентов учиться времени нет — надо зарабатывать на еду и развлечения; но развлекаться им тоже некогда — нужно работать, иначе не хватает на еду)

Мы, слепнущие над никому не нужной корректурой книг, которые если кто и прочтет — ему уже будет не до ошибок (на то, чтобы искать ошибки, времени у него нет — нужно зарабатывать, дома голодные дети плачут, а книга лежит в сыром рюкзачке возле старого ноута с очередной корректурой)

Мы, пишущие в фейсбук, читающие фейсбук, — времени нет, да — но иначе — как нам не впасть в отчаяние от того, что творится на Родине, и ты, книга лиц, — да, одна нам поддержка и опора

Мы, которые тихо нищаем и умираем от переутомления Мы лилипуты с тихими-тихими голосами

Эта страна — слишком большая, чтобы услышать нас, а тем более — разглядеть

Так вот: водители огромных, огромных, многотонных автомобилей, мы обращаемся к вам

Объясните им все за нас

Мы не можем остановиться, перестать работать Наш мозг никогда не спит и надежно спрятан А ваше бездействие всеми будет замечено Скажите им....

Господи, да что ж попросить-то....